Практика как критерий истинности

Интервью для журнала АУС 2001 г.

Всевозможные семинары, тренинги и практики, направленные на самопознание, занимают все большее место в современной жизни. Что за этим кроется? Все возрастающая социальная дисадаптация или контуры грядущей духовной революции? Об этом наша очередная беседа с Мастером.

 

Говорят, человека отличает от животных инстинкт саморазвития. Чем он обусловлен при отсутствии эволюционного давления природы? Может ли движущей силой саморазвития быть социальная конкуренция?

Сегодня не всякого человека можно отличить от животного, если посмотреть на функции потребления и организации. А саморазвитие есть усилие, в первую очередь, умственное. Как же оно может быть инстинктом? Саморазвитие должно быть потребностью. Однако при современном ритме развития далеко не у всех остаются силы на формирование и реализацию этой потребности.

Возможна ли дальнейшая эволюция вне нее? Ведь прежнее эволюционное давление было определено самой же природой. Это можно сравнить с течением реки: пока было русло, давление определяло силу потока, затем река вышла из берегов, и давление упало. А кажется наоборот — половодье же. Так вот, пока воды много, нужна конкуренция. Но она вырабатывает потребность не к саморазвитию, а лишь к выживанию. Только шкала выживания для одного — один доллар, для другого — миллион.


В чем смысл занятий экзотическими практиками? Можно ли считать это своего рода элитным спортом для тела и развлечением для души?

Я не знаю, что имеется в виду под «экзотическими практиками». Для меня экзотика — это, скорее, непонимание того, что делаешь. Можно понять игровые виды спорта, где существует комбинационный закон. Даже если занимающийся не понимает соразмерности своего физического, энергетического или духовного развития, он находится в поиске. Его мозг вовлечен в процесс. Следовательно, сознательно или несознательно человек растет.

Индивидуальные же занятия — тут уж, как говорится, кто в какой песочнице играет. Что экзотичнее — африканские танцы или бег по утрам? С позиции африканца, который чувствует землю, тело, движение, тот, кто бегает по утрам, — безумный дикарь. С позиции бегуна, который ничего не чувствует, кроме дистанции и времени, дикарь, конечно же, приплясывающий африканец. С позиции кого-то третьего можно счесть африканца дикарем, а Ленина — светочем прогресса.

Удается ли всем этим развлекать душу или нет — не важно, важно ее не потерять. Точнее, уметь ее не терять. А это уже усилие, и хлопком одной ладони здесь не обойтись. Тех же, кому удается контролировать свое развитие и, следовательно, сохранять душу, можно действительно считать элитой.


Может ли страсть к самосовершенствованию быть альтернативой самопожертвованию, как в центральной идее христианства?

Конечно, развитие и самосовершенствование в какой-то степени содержат элемент самоотречения. Ведь прилагаются определенные усилия и предъявляются требования к жизни — при условии, что это не разовое, а постоянное действие. Только в этом случае идет реальное строительство. И тут без веры не обойтись.

Но и разница с религиозной идеей здесь большая. Чтобы расти и развиваться, необходимы собственные понятия и анализ. Ты должен думать сам, а там думают за тебя. Хорошо, если правильно, а если нет?


Должно ли саморазвитие быть общественно значимым и ориентированным на расширенный порядок сотрудничества, будь то бизнес или политика?

Путь саморазвития не может быть эгоистичным. Развитие допускает эгоистичную модель, так как ты это делаешь для чего-то или кого-то. Саморазвитие же — это то, что ты реально понимаешь и делаешь для себя, то есть оно направлено на улучшение без каких-либо условий.

Саморазвитие требует сотрудничества только с собой, оно в себе и в этом естественно. Конечно, естественным образом оно способствует взаимодействию с любыми социальными институтами, но не в этом суть. Саморазвитие — это качество, это наполнение, это трансформация. Оно должно быть в стороне от эго. А станет ли процесс саморазвития социально значимым или нет, зависит от множества причин. Аристотель, например, считает, что от государства.


А чем еще отличается саморазвитие от развития, кроме несколько необычной рефлексии?

Понятие развития имеет внешний, а не внутренний источник приложения. И так же отличается от саморазвития, как эмоции от чувств. Развитием движет желание и эгоизм, саморазвитием — намерение и естественность. Причем саморазвитие, как правило, все-таки выходит из развития. Но не наоборот: мешает естественность.


Социологи утверждают, что социум фактически распался на несколько обширных сообществ, которые между собой взаимодействуют очень слабо. Способны ли практики эффективнее, чем социально-деловая или политическая карьера, обеспечить в таких условиях полноту жизни и самореализации?

Вопрос сегодня уже не в том, кто и что говорит. Слово стало пустым, своего рода мусором. Этот мусор воспроизводят, слушают, обсуждают и цитируют, что свидетельствует о простом и банальном: говорить не умеют и не ответствуют, слушать не умеют и не ответствуют. Стало поздно призывать, никто уже не умеет слушать.

Сегодня надо учить людей, но прежде следует учить тех, кто учит. В первую очередь, в этом могут помочь практики, которые объединяют человека с самим собой, помогают ему сконцентрироваться, осознать свои поступки и нести за них ответственность, то есть практики должны помочь встать на путь самореализации и наполнения. Все остальное — лишь следствия.


Принято считать, что в прежние времена интуитивный вектор личностного развития почти не расходился с направлением прогресса, сейчас же между ними наметилась ощутимая разница. Как определить в таком случае свои отношения с социумом, не сводя их к реакции бегства и отчуждения?

Действительно концептуальный вопрос. В прежние времена жизнь человека в целом соответствовала ритму, который позволял человеку участвовать в процессе, не нарушая ритма своего личностного существования, как минимум; а как максимум, не нарушая ритма собственного развития.

Сегодня о таком соответствии говорить не приходится. Это равносильно тому, как если бы у марафонца на бегу спросили определение триединой апперцепции. Стоящий на обочине наблюдатель, возможно, что-то и сказал бы по этому поводу или послал бы, но спокойно, от чистого, так сказать, сердца. А что бегун? Ему кислород нужен и шаг необходимо держать, а тут вы с дурацкими вопросами… Вот и вся разница.

Вчера это был вопрос «в чем развитие?», а сегодня «как бы высказаться так, чтобы не просто обратили внимание, но и еще что-нибудь по этому поводу сделали?». И если уж возникло нежелание участвовать в этом бессмысленном забеге в никуда, то это надо приветствовать. А отчуждение — чего уж тут? Извольте наблюдать. Скачки, понимаете ли…


Нужно ли, условно говоря, выстраивать жизнь «по подряду» или все же нужно стремиться стать ее «постоянным сотрудником»?

Отвечать на этот вопрос можно в соответствии с условиями и пониманием его. Во-первых, понимание сегодня — это уже удел немногих. Удел многих — это следование. Но и понять — еще не значит что-то изменить.

Понятие — это договор между телом, сознанием и энергией, который еще надо суметь выполнить. Для понимания и жизни «по понятиям» требуются разные усилия. Как правило, на постижение понятий уходит столько времени и сил, что на жизнь в соответствии с ними их уже не остается. Понятие сразу диктует условие: что в твоей жизни должно жить, а что — умереть. Это и определяет, выстраивать ли свою жизнь в соответствии с пониманием или оставлять понимание как форму индульгирования.

К тому же не надо забывать, что понимание — это некая форма удовлетворения. А ведь понятие «удовлетворение» не так далеко от понятия «удовольствие». Так что, вроде, и жизнь строить надо, и отдыхать от такого строительства хочется. Что тут можно еще сказать, кроме как пожелать человеку отойти в сторону и посмотреть на себя.


В Индии человек, доживший до 50 лет, имеет моральное право оставить прежнюю жизнь и превратиться в странствующего монаха, ищущего бесконечную истину. А что делать, если такое желание посещает значительно раньше?

Это желание в той или иной степени присутствует у любого нормального человека, если, конечно, регрессивные функции не поставили его на «счетчик». Попытка «уйти в отрыв» вероятна, если вы лишены возможности развивать себя естественным образом и зависите от множества внешних условий. Но ведь мы сами, в конечном счете, создаем себе условия. И если ответы на кардинальные вопросы бытия не найдены здесь и сейчас, то совершенно не значит, что их можно обрести, став странствующим монахом. К тому же не очень-то сейчас и постранствуешь.

 Пожалуй, здесь я осмелюсь дать совет, хотя обычно стараюсь этого избегать: не обращайте внимания на то, что вокруг. Поверьте, не так много в этом хаосе того, на что стоит тратить свое время и энергию. И тогда в один миг вы станете странником, внешне при этом ничего не меняя. Так дешевле и надежней, ну, может быть, для момента истины стоит раз в неделю удаляться в лес.

Случилось так, что в жизни я настранствовался по свету не меньше, чем добрый отряд паломников, и как ни банально это звучит, ответ везде был один: от себя не убежать.


Если назначение психофизических практик — готовить себя к следующей жизни, то в чем их отличие от иных религиозных практик, в том числе традиционно более соответствующих национальному менталитету?

Определение психофизических практик, видимо, можно понимать двояко: как физику для психов и соответствие физического и психического. Слишком много грубых определений мы ввели, и как их теперь трансформировать в истинные понятия, не ответит никто. Проблема в том, что человек опирается на определения как на законченную форму знаний. А это лишь информация, которая, даже будучи правильной, должна еще иметь соответствие. Таким образом, сначала нужно разбираться в соответствии. Возьмем, к примеру, человека, который не умеет концентрироваться. Для него любое энергетическое, дыхательное и даже умственное упражнение является физическим. Ну что делать, если «не прокручивается»? Ему надо «смазывать», оживлять мозги, чтобы они могли воспринимать информацию под разным углом, а не под одним и тем же.

 Я бы дал такое определение психофизическим практикам: «Как? Думай. Что? Делай, а не бездумно следуй». И тогда здесь проявляется вера в действия. И тогда это уже религия. Ведь религиозные практики также можно разложить по принципу осознанного и неосознанного делания. А прикрываться национальным менталитетом уже поздно. Что толку называть его национальным, когда его нет как такового? Даже если брать за критерий общность загона, ведь кому-то из него наверняка захочется выйти... И вообще, кто и кому дал право воздух, воду, огонь, дерево, камень называть своими?


И все же, можно ли рассматривать религии как наиболее общепризнанные формы психоэнергетических практик, осуществляемые посредством ритуалов?

Не надо заставлять людей слепо верить, даже если вера эта верна. Ведь кроме правильной веры существует еще правильный человек. И здесь я не открываю ничего нового. Согласно 81 суре Корана — во имя Аллаха, милостливого и милосердного! — от человека требуется воссоединение с Богом, такое же, как и от солнца и луны.

Если небо делает усилие над собой, чтобы оставаться небом, то почему человек не должен делать усилие над собой, чтобы оставаться человеком? И если даже горы могут сдвинуться с мест, чего же стоять и ждать? Для того чтобы души соединились, они должны собраться! А иначе за все с вас будет спрошено. И если ваша душа не сохранилась и ничего не сделала, то все будет повернуто вспять. Но чтобы это понять, это надо увидеть. Так вот и смотрите, куда идете. И если вы себя все же выпрямите, а не согнете в этой жизни, то не пожалеете, как не пожалел об этом Аллах, Владыка всех миров.


Способствует ли внутреннему развитию идея Бога или она сама является закономерным продуктом внутреннего развития?

Главное — не спекулировать понятием Бога. Процесс богопонимания — это не сиюминутное определение, это откровение, которое дается не каждому. И это глубоко личное. А вот для процесса внутреннего понимания (познания души) и внешнего познания (познания универсума) нужно усилие, помноженное на время.

Если действия человека соотносятся с неким путем, то он находится в постижении идеи. Не будем округлять ее до значения Бога, достаточно округлить хотя бы до значения своей личности. И здесь, собственно, не важно, что человек делает.


А практика — это деяние, игра в него или подготовка к чему-то иному?

Практика в отрыве от жизни — это набор действий, которые требуется делать, чтобы поддерживать, как минимум, свое здоровье. Не следует путать понятие практики с набором физических, энергетических, дыхательных и прочих действий. Это, прежде всего, реализация навыков, то есть определенный инструмент. Но в широком смысле практикой можно считать любое действие, которое совершает человек. Для этого не надо скучиваться в зале, закатывать глаза и орать «Ом!». Практика должна делать человека в первую очередь адекватным его пониманию. Повторяю: его пониманию! А когда есть понимание себя, можно обратиться и к пониманию Бога. В этом случае можно говорить о закономерном продукте внутреннего развития.


Почему наиболее интересные практики психофизического самосовершенствования проистекают из иных культур? Не грозит ли это превращением практикующих в своего рода «агентов влияния» иных цивилизаций?

Как это так?! Практика — это «помывка». Мыться можно в русской бане, финской или турецкой, как говорится, на любителя. Но мотивация должна быть одна — быть чистым. Так что первично: тип бани или чистота? Можно спорить о методах и формах познания, но не о непреложности законов природы. А истинные практики направлены именно на понимание законов природы. Чего придираться к их происхождению, если они требуют от занимающегося по сути одного?

Какой удар произвести мечом, решает бьющий. И он руководствуется либо умением, либо чем-то иным. Вот пока мы будем смотреть на практику с позиции «что-то иное», она и будет выглядеть в разных тонах, а мы, действительно, становиться агентами чьих-то влияний.


Почему текстовые описания восточных практик нередко более похожи на фольклорно-метафорический сборник в поэтическом переводе, чем на эффективное практическое руководство?

Чтобы знания не попали в руки невежд, чтобы глубже показать знания, чтобы показать, что по книжкам не научишься. Это также своеобразный код, который нужно изучить прежде, чем начать понимать язык, которым описываются различные практики.


Популярно сравнение жизни с танцем, который надо станцевать. Но танец обычно ассоциируется с праздником, то есть кратковременным ритуально-эстетическим взлетом, который лишь изредка скрашивает трудовые будни. Разве можно пройти по жизни, танцуя?

Сравнивать можно что угодно, а уметь делать надо две вещи. Первое — жить, второе — танцевать. Существуют люди, для которых познание искусства танца — это вся жизнь. Лишь для тех, кто не понимает философию танца, он является верчением задницей и еще пары сочленений. С точки зрения живущих в танце, танцующие без умения — это те, кто занимается локальным самоанализом или локальной реализацией. Но обдуманную тряску костей тоже трудно назвать танцем.

Танец не может быть кратковременным, он может затихать и возгораться. Танец есть состояние наполнения или трансформации, он может быть частью ритуала или полностью подчиняться ему. Для истинно умеющего танцевать жизнь вне танца есть смерть. Здесь мы затрагиваем другой аспект танца — его глубину. Но как можно говорить о глубине, не зная поверхности? А по жизни пройти действительно трудно, тем более танцуя.


Насколько и когда уместно современному человеку переходить к более радикальным практикам изменения сознания, таким, например, как ретрит или отшельничество?

А разве можно это советовать? Ретрит — это время, в течение которого люди концентрированно что-то делают. Если рассматривать концентрированную работу как нечто радикальное, то скоро вообще можно будет говорить о ней в прошедшем времени.

А отшельничество, по-моему, многие путают с бродяжничеством. На самом деле человек, вставший на путь отшельничества, делает это для того, чтобы максимально сконцентрироваться в каком-то деле. Конечно, при условии, если это решение сознательное, а не принятое в силу некоего аффекта, типа, любимый бросил, да и пошло все к черту, стану монахиней. Это смешно и грустно, а на самом деле — никак.

Давайте не будем извращать понятие отшельничества и пугать им себя и окружающих. Это серьезный образ жизни, требующий глубокого погружения в себя и нелегкой работы. А ретрит — это как на дачу с девочками съездить, для концентрации на заданную кем-то тему.


Когда практикующий волен перейти к более самостоятельному развитию как традиционных, так и инновационных практик работы со своим телом и духом?

Да никогда не волен. Вольный — это тот, кто несет ответственность. А чтобы научиться быть ответственным, занимаются более серьезными практиками, включающими работу с телом и духом. И вот в процессе этих занятий и вырабатывается внутренняя правда, которая позволяет человеку быть вольным в своих решениях. Если же во внимание брать любопытство или влечение, то вольность — это как «накатит».


Даосской практике бессмертия нужно фактически посвятить всю жизнь. Не слишком ли высокая цена и риск за результат, которому, в общем-то, нет строго научного подтверждения?

Неправда, не всю жизнь, а лишь ее часть. Да и то только ту, которую и жизнью-то сложно назвать. Ни одна серьезная даосская практика, равно как и любая другая, не призывает к достижению бессмертия. Она лишь указывает, что это возможно. Практика требует развивать внутреннюю силу, чтобы реализовывать задачи, которые человек ставит перед собой. И для этого достаточно 3 — 7 лет, в зависимости от природных задатков и приложенных усилий. Что же плохого в том, чтобы нормализовать свое здоровье, приобрести психическую и физическую устойчивость?

Невозможно заниматься практиками для бессмертия, если тело не собрано, энергия теряется, дух не взращивается. Так что это устремление преодолеть пропасть в два прыжка скорее выдает желание защитить бездействием свой ослабленный разум: «Не буду заниматься, потому что мне не доказали реальность бессмертия». И даже если докажут, все равно можно найти отговорку — мол, мне этого не надо, или все это обман. Так что давайте сначала будем толковать не за бессмертие, а за жизнь.


Люди от рождения наделены разным уровнем энергии. Вероятно, в этом есть какой-то смысл, облегчающий их взаимодействие? Стоит ли стремиться к управлению своей энергией, рассматривая это как сугубо индивидуалистический процесс?

Ну, по этой версии можно и на Будду наехать, и на Кришну, и на Иисуса... Мол, какого хрена занимались, индивидуалисты, мать их...

Энергию никогда не взрастить, не очистившись от скверны. Если человека, который стремится очиститься, обзывать нехорошим эгоистом, это будет сродни голосу охлоса: «Чего, типа, мужик, чистеньким быть хочешь? Ни хрена, ходи грязным». Любая практика, повторяю, любая серьезная практика требует, в первую очередь, внутреннего очищения. Невозможно расти, если с энергией и душой непорядок. И если мы будем недоуменно тыкать пальцами в тех, кто занимается собой и старается развиваться, это не сделает нас лучше. И так от непонимания всех нетривиальных в сектанты записали.


Но ведь у групп практикующих в гордыне и иерархии самопознания действительно иногда можно узреть нечто сектанское...

Если приглядеться повнимательней, то человечество в принципе разделилось на три категории: сектантов, невежд и лентяев. Одни понимают, что делают, и углубляются в свою работу. Сегодня самыми большими «сектантами» являются программисты. Другие ни хрена ни в чем не разбираются, но всем дают определения и советы. И наиболее активные и приметные невежды — журналисты.

А третьим вообще по барабану, что они делают. Здесь основную массу составляют артисты. Конечно, многие со мной не согласятся: одни по причине невежества, другие — лени. Даже среди «сектантов» немало лентяев, играющих в духовные практики, и невежд, нахватавшихся непроработанной информации.


Чем объяснить, что в России практиками трансформации занимается в основном молодежь, тогда как на Востоке — люди всех возрастов?

Если под трансформацией понимать потребление тормозной жидкости, кушание стаканов, разбивание бутылок головой, прижигание утюгом, то, конечно, кто же доживет до преклонных лет? Если же под этим все-таки понимать знания, то на их усвоение нужны годы. Эти знания давно получили право на существование в качестве науки об искусстве трансформации. Другое дело, что в спешке и при желании быстрого результата эта наука выхолостилась до примитивной эзотерики...

Смею вас уверить, о будущем России можно было бы не беспокоиться, если бы молодежь здесь действительно в превосходной степени занималась практиками. Но не уверен, что дело обстоит именно так. К тому же невозможно реально применить практику, пока не выстроится организм, то есть до рубежа 28-и лет для женщин и 32-х для мужчин. Это просто закон природы. Так что здесь мы наблюдаем скорее увлечение, игру.

Вот то, что на Востоке молодежь этим не занимается, действительно факт. Но и более зрелые люди там используют, скорее, лишь часть алхимических знаний, что также нельзя назвать полноценным вовлечением в процесс.


Духовный рост традиционно рассматривался как продукт сложной внутренней мировоззренческой эволюции. Стоит ли смешивать задачи культурно-развлекательного оздоровления со стремлением человека к сверхсмыслам?

Не стоит!


Человечество стоит на пороге крупнейших технологических переворотов, способных изменить самую его природу. С одной стороны, это дает шанс избавиться от врожденной неполноты и экзистенциальной неполноценности человека, с другой — сопровождается возрастанием антропогенных рисков. Какой видится роль практик в этом противоречивом процессе?

Не дать человеку потерять себя! Это, собственно, и есть лозунг любой нормальной алхимической практики — в первую очередь, остаться человеком. А все эти «перевороты» нарушают элементарный физиологический ритм развития организма. На кой ляд они нужны, если воспользоваться ими будет уже некому? Я имею в виду с позиции человека, в его классическом и гармоничном понимании.


Существует мнение, что современная цивилизация в скором времени глобально изменится, будь то права интеллектуальной собственности, наполнение демократических институтов или национальных суверенитетов. Какова роль этнически окрашенных искусств, субкультур и практик в этом процессе?

Всегда думал: почему в ночных клубах на фейс-контроле стоят люди, которые сами бы его никогда не прошли? Чтобы был образец для сравнения? Другими словами, умный мужик подумает над вашими проблемами. 50 рублей в минуту!

 

Вопросы и ответы

Главный инструмент в достижении Дао - это недеяние. Так нужны ли другие сложные инструменты? А если практиковать недеяние, то какие усилия для этого нужны?

Недеяние практиковать нельзя, в нем можно быть.

 

18 марта 2011

Задать вопрос автору


Только зарегистрированные пользователи сайта могут задать вопрос. Авторизуйтесь.

Если вы не являетесь зарегистрированным пользователем, вы можете зарегистрироваться здесь.



579

Отправить эту страницу другу


Share |
Имя:
Емаил:
Имя друга:
Емаил друга:
Сообщение:
Введите символы на картинке:
Введите символы на картинке

Вид для печати
top