Дженсис Робинсон — энолог Её Величества

Питание будущего

Дженсис Робинсон — особый человек в мире вина. Если отвлечься от ее статуса консультанта винных погребов Ее Величества Королевы Елизаветы II, прочих титулов и международного авторитета, она предстанет прежде всего человеком, который раскрывает вино как особую культуру, действо, заключающее в себе куда больше обычной сервировки стола. Это неутомимый оптимист, который привносит в свои труды много искренней любви к миру вина и к жизни. И неутомимая труженица, издавшая около 20 книг, постоянно выступающая на ТВ, выпускающая DVD, ведущая колонки в британских многотиражках, постоянно пишущая заметки для своего интернет-сайта. Годы кропотливой работы сделали ее имя легендой в винном мире, достаточно консервативном и традиционно мужском. Впрочем, феминистского напряжения нет и в помине: миссис Робинсон — прекрасный, легкий и разносторонний собеседник.


– Уважаемая Дженсис, для нас большая радость встретиться с Вами и рассказать о Вас российским читателям. Вы знаменательный человек:  будучи вписанной в индустрию вина на самом высоком уровне, не только сохраняете к нему удивительно теплое личное отношение, но и пропагандируете подобное восприятие вина.

– Для меня в вине есть некая особая магия. Трудно вообразить в нашем мире что-то еще, что могло бы предоставить человеку настолько широкий спектр удовольствия – и в области чувственных, внутренних ощущений, и в плане интеллектуальной стимуляции. В каждом бокале вина представлена определенная история. Например, вино занимает определенное положение в категории вин производителя, в регионе или винограднике. Вино выражает значительные объемы знаний по географии (как вино формировало терруар местности), психологии (маркетинговые решения производителя, его отношение к потребителю), экономике (затраты и ценовые решения), в области научных знаний (понятия виноградарства и виноделия). А ведь есть еще и элемент художественной ценности каждого вина.

– Эта художественная составляющая порой отходит на задний план.

– Конечно, надо признать, что сегодня многие вина стали слишком «индустриальными» – заводскими или безликими – для того, чтобы считаться искусством, но ведь есть сотни тысяч других, которые способны самым непосредственным образом воздействовать на нашу душу, если мы откроемся навстречу такому вину. Мне очень нравится тот факт, что вино всегда само себе хозяин. Бутылки из одного и того же ящика могут давать разное на вкус вино. Мало того, вино продолжает эволюционировать в бутылке. Вот скажите, сколько вещей из того, что мы покупаем, может четко ассоциироваться с определенным местом на карте, с конкретным производителем, с районом производства? Сколько таких вещей способно продолжать качественно расти и развиваться на протяжении многих лет, десятилетий, а иногда и столетий?

– Что такое для Вас вино прежде всего?

– Для меня это и работа, и хобби, настоящее удовольствие. Я не припомню, когда за последнее время я прожила хотя бы день без наслаждения вкусом вина. То, чем я не перестаю упиваться и восхищаться, это экстраординарное разнообразие, которое представляет данный напиток. На самом деле я бы просто возненавидела жизнь, если бы мне пришлось пить только бордосские вина первого класса. Мне очень нравится то, что сегодня можно найти интересные и просто уникальные вина в самых различных уголках мира. Мало того, в наши дни присутствует так много стилей! То, что сегодня мы озабочены спасением многих виноградников, которые можно смело назвать сортовым наследием винограда, свидетельствует о важности этого аспекта для истории многих регионов, о значимости вина в культуре. А новые разработки ученых на уровне ДНК-анализа проливают новый свет на взаимоотношения и взаимосвязь различных сортов винограда.

– Сколько бы ни было специалистов в мире вина, но для всех интересующихся этим напитком значимы прежде всего три фамилии: Паркер, Мишель Ролан и Ваше имя, хотя некоторые при этом не знают, что Вы женщина. Хотелось бы услышать Ваше мнение, мнение женщины: в чем Вы видите разницу между мужчиной, интересующимся вином, и женщиной?

– Я думаю, что, действительно, в области социальных стереотипов в плане того, что касается вина, существуют определенные отличия в отношении мужчин и женщин. Я полагаю, что в целом – и я сейчас имею в виду прежде всего не винных авторов, а любителей вина – женщины имеют, если так можно сказать, гораздо более «расслабленное» отношение к вину. Потому что общество в общем-то и не ожидает от них, что они должны все знать, чтобы выбрать «правильное» вино, чтобы впечатлить людей и т. д. Тогда как для мужчины ситуация с вином немного схожа с отношением к автомобилям: для многих это показатель статуса, богатства, культуры. Так что мужчины имеют больше поводов для беспокойства в отношении вина, чем женщины.

Помимо этого, по мнению некоторых физиологов, женщины в целом имеют более чувствительное нёбо, чем мужчины. Эту мысль, кстати, поддерживают некоторые производители вина и торговцы, которые не раз говорили мне, что если им нужно получить объективное мнение о вине, то они спрашивают своих жен!

Я не хочу здесь хвастаться чем-то, просто предлагаю Вам общее наблюдение. Существует теория, которая объясняет это особенностями эволюции. В древние времена наших предков – охотников-собирателей – именно женщины занимались приготовлением еды, и зачастую они должны были именно по запаху определить, что пригодно для еды, а что нет.

Вообще, я не думаю, что женщины и мужчины имеют совсем уж разные вкусы и предпочтения в вине, хотя, возможно, мужчины спокойнее, чем женщины, относятся к более высокому градусу напитка и к грубым танинам. И я также уверена, что женщины в отличие от мужчин не относятся к вину как к некому виду спорта, когда меряются размерами винных коллекций и хвастаются количеством опробовано вина.

– Винная культура своими корнями уходит в плодородные и лунные культы. Секхем, Иштар, Кибела стали первыми, так сказать, производственными силами, которые были связаны с вином. Афродита – культ, который в первую очередь нес в себе понятие экстатичности. И не случайно культы вина и любви по своему переживанию были так схожи. Можем ли мы сегодня выделить особую роль женщины в познании и развитии виноделия?

– Мне очень нравится эта теория! Но она Ваша, а не моя...

– Мне кажется, что для женщины в вине важен в первую очередь аромат. Следовательно, любое использование дрожжей, способных специфически изменить признаки вина за счет вкуса, может увести женщину в сторону от понимания истинного продукта. Что Вы думаете по этому поводу?

– Думаю, что это, возможно, слишком уж большое обобщение. Я не уверена, что женщины в плане аромата, запаха обладают более тонкими рецепторами, чем мужчины. Да, действительно, иногда дрожжи сознательно используются для того, чтобы изменить аромат вина, но в этом случае и мужчины, и женщины почувствуют этот модифицированный аромат.

– Что такое в Вашем понимании «философия вина» и можно ли наслаждаться идеей вина? Если да, то важно ли сегодня составлять портфолио вина с некой четкой концепцией?

– Действительно, было бы просто замечательно, если бы люди смогли сегодня прийти к понятию «наслаждение идеей вина» вместо того, чтобы щелкать пальцами и ожидать, что вино для них будет вести себя как актер, вышедший на сцену для прослушивания.

К сожалению, сегодня приходится констатировать прискорбную тенденцию, которая, я надеюсь, в скором времени исчезнет: люди, которые только приходят в мир вина, предпочитают возлагать свои ожидания и всю степень ответственности на вино, которое якобы должно захватить их внимание, поразить воображение своими вкусовыми качествами и т. д.

Если же этого не случается, то они просто начинают критиковать вино, а ведь многим даже самым прекрасным винам нужно время для развития в бутылке или бокале, им нужно время, чтобы они смогли в полной мере раскрыть все свои достоинства…

Я твердо уверена, что истинное понимание вина предполагает максимально полное понимание всего того контекста, в котором оно было сделано, понимание стилей других вин, производящихся в той же географической области, понимание культуры, которая неотделима от этого вина.

– Когда я брал интервью у аргентинского винодела Арнальдо Эчара (Arnaldo Etchart), делающего вино Якочуйя (Yacochuya) вместе с Мишелем Ролланом, он сказал, что если человек хочет познать аргентинское вино, он должен прочесть Борхеса, попробовать мате и почувствовать ритм танго. Как Вы считаете, следует ли человеку, изучающему вкус вина, в первую очередь изучать культуру страны, а не специфику терруара или характеристики винограда? И нет ли опасности, когда при производстве подобных вин начинают указывать прежде всего на какие-то выработанные стандартные нормы?

– Действительно, винный мир находится сегодня в опасности обеднения, потери своей полноты, так как все больше и больше виноделов пытаются делать вина лишь в соответствии с несколькими международными стандартами, пренебрегая местным колоритом и традициями. Однако мне кажется, что эта тенденция все-таки немного идет на спад. Производители начинают делать как вино международного стандарта, так и вино, при производстве которого используются местные особенности виноделия. Я считаю, что сегодня глобальная тенденция повышения значимости области производства вина имеет положительный эффект для развития многих винных хозяйств. Ведь еще несколько лет назад все выглядело так, что местные вина могли претендовать на очень малую и узкую нишу в мире вина в будущем.

– Я изучаю даосскую йогу больше 30 лет. Все, что подвергается трансформации и ферментации, даосы также определяют понятием «вино». И основная доктрина их восприятия вина заключается в том, что вино надо кушать, а пить надо еду, размельчая и пережевывая ее до мельчайших частиц. Все сводится к тому, что настоящее вино не надо закусывать, ибо оно само по себе является пищей. Вы как человек, попробовавший огромное количество настоящих вин, что могли бы сказать по этому поводу?

– О, Вы знаете, я многому учусь из нашего с Вами интервью! Спасибо за то, что Вы мне рассказали, но честно говоря, я не хотела бы отбрасывать огромный мир чувственного удовольствия, который заключен в искусстве соединения вина с различными продуктами питания. Я очень люблю воду, но иногда бывают такие моменты и такие продукты, которые так и просятся быть съеденными под вино.

– Какое вино Вы рекомендовали бы попробовать нашим читателям для того, чтобы они смогли ответить себе на один из самых любопытных вопросов: в чем заключается загадка Дженсис Робинсон? И как Вы сейчас относитесь к вину Ontario, своему первому дегустационному вину?

– Боюсь, что во мне нет никакой большой загадки. Я очень проста и прямодушна.

Я просто люблю вино, люблю людей, которые работают с этим напитком, а также очень много работаю...

Если бы мне однажды пришлось выбрать одно-единственное вино, которое представило бы меня, то я, наверное, выбрала бы прекрасный, выражающий все особенности терруара Рислинг (Riesling), так как я всегда защищаю талантливую, пусть и побежденную сторону.

Я твердо убеждена в том, что Рислинг – это Каберне Совиньон в мире белого вина. Я очень ценю его за способности улучшать свое качество в процессе хранения и созревания и с большой точностью выражать специфику того места, на котором он вырос. Это вино кстати даже намного более разнообразно, чем Каберне.

Что же касается Онтарио, то я очень рада тому, что оно просто неузнаваемо преобразилось в лучшую сторону с того момента, когда я первый раз попробовала его, а это было более чем 30 лет тому назад. Частично это произошло, конечно, и благодаря изменениям климата.

– А какие вина Вы считаете лучшими?

– Лучшими винами с точки зрения любой категоризации я назвала бы такие вина, как Closson Chаse Chаrdonnаy, Clos Jordаnne Pinot Noir и Charles Baker Riesling.

– В конце нашей беседы я хотел Вас спросить об одной особенности дегустации. Как Вы относитесь к тому, что, не сделав глоток вина, нельзя по-настоящему его оценить? Например, наш выдающийся русский дегустатор Михаил Александрович Ховренко считал, что настоящий дегустатор не должен выплевывать вина, которые он определил как хорошие, для того чтобы почувствовать реакцию тела на вино.

– Вы знаете, ни в горле, ни далее в пищеводе нет никаких рецепторов вкуса, так что я думаю, что полностью оценить вкус вина, сплевывая его затем, вполне возможно. Но, конечно, если сравнивать дегустацию вина и его потребление, то можно сказать, что мы все-таки не получаем полного опыта, то есть стараемся избежать эффекта этого напитка. Чтобы пояснить это, я хотела бы сказать, что, по моему мнению, определенная часть обаяния и прелести вина заключается в том, что оно делает нас самих, наших друзей, да и весь мир вокруг лучше.

 

11 мая 2009

Задать вопрос автору


Только зарегистрированные пользователи сайта могут задать вопрос. Авторизуйтесь.

Если вы не являетесь зарегистрированным пользователем, вы можете зарегистрироваться здесь.



100
| Code de Vino

Отправить эту страницу другу


Share |
Имя:
Емаил:
Имя друга:
Емаил друга:
Сообщение:
Введите символы на картинке:
Введите символы на картинке

Вид для печати
top