Что такое хорошо и что такое плохо

Понятия «плохо» и «хорошо» сегодня стали критерием выбора, условием ориентации в пространстве... Хорошо это или плохо? Как вести себя в условиях нехватки времени и как правильно его планировать? Как уметь настраиваться на задачу? Где та техника безопасности, что убережет нас от некачественного существования? Пожалуй, эти вопросы должны были бы волновать нас в первую очередь, но когда есть такое количество отвлечений, как мы можем удерживать необходимую для нас линию? Как понять, где то правильное в условиях, когда мы живем в вариациях «хорошо» и «плохо»? Причем, это «хорошо» и «плохо» мы определяем здесь и сейчас и очень часто довольно безответственно, а правильное еще надо строить.

Как отвечать на, казалось бы, обычные вопросы, если на самом деле, мы не можем дать на них ясного ответа самим себе? Как не запутаться отговорками и шаблонными фразами, уводящими нас от процесса мышления? Как научиться быть судьей для себя и не быть судьей другим, но при этом видеть — что к свету и здравию, а что — к тьме и болезням?

Существуют ли вообще такие понятия, как «хорошо» и «плохо»? Ведь в одной культуре какое-то понятие может интерпретироваться как «хорошее», а в другой культуре то же самое — «плохое».

Ответ на вопрос «что такое хорошо и что такое плохо?» отчасти связан с тем, можете ли вы вообще поставить перед собой такой вопрос. «Хорошо» или «плохо» — это вопрос выбора, а значит, он определяет рамки вашей свободы. Когда вы «назначаете» что-то «хорошим» или «плохим», вы ограничиваете себя во имя некоторой перспективы. И даже попытка опереться здесь на какие-то нормы, чтобы это решить, вряд ли поможет вам раз и навсегда сделать «правильный» вывод.

По своей природе человек и так ограничен в совершении «плохого» — например, в убийстве себе подобных. Однако он это делает, прикрываясь зачастую привнесенным в его сознание «хорошим». Откуда это нечеловеческое желание лгать, убивать? Вот в чем здесь вопрос.

Человек отличается от других форм существования не наличием разума, а способностью им управлять, а также качествами, соотносящимися с природой его сердца. В чем суть этой природы? Ритм сердца задает определенный ритм активности, который, в свою очередь, позволяет человеку наполняться различными формами жизни и таким образом чувствовать жизнь. Вот и вся разница: человек — это существо, способное управлять собой. В чем же прелесть быть человеком, как не в умении им быть? Отсутствует умение — отсутствует и человеческое.

А все нормы относительно того, что есть «плохо», придуманы для животных качеств человека, или, вернее, как попытка от них избавиться. Нормы или правила в данном случае — это инструкция, призывающая к некой технике безопасности от «оживотнивания». Так что неудивительно, что у разных народов они разнятся. Если бы мы умели анализировать и реально понимать собственную физиологию и то, из чего проистекает ритм той или иной культуры, то определять, почему для одних культур «хорошо» одно, а для других — прямо противоположное, было бы гораздо проще.

А спекулировать на тему «возлюби ближнего, как самого себя» можно бесконечно долго, ведь для каждого понятия «ближний» и «возлюби» могут означать совершенно разное (воззвание «возлюбить» может быть инструкцией, а может быть и предметом познания). Следовательно, определять себя и познавать себя — это разные вещи.

 

 

 

Где же искать критерии «хорошести»: в религиозных, этических, эстетических, общечеловеческих нормах?

Критерии «хорошести» в первую очередь надо искать в себе самом. Даже правильное определение «хорошести» может быть неправильно интерпретировано человеком, если он не знает себя. Самое сложное искусство — это искусство жить. Это опыт, в котором реализуются, ни много ни мало, задачи и законы жизни. Быть вне этого процесса — значит, быть вне понятий, и тогда наши действия не могут быть определяемы нами. Они всегда будут продуктом общества, в котором мы живем. Критерии «хорошести» формируются, исходя из степени развития нашего сознания, они реализуются в постоянстве следования принципам. Никакая вера, никакие этические или эстетические нормы не помогут человеку, если он не разберется в себе, в своих задачах и приоритетах на том или ином этапе своего развития.


Может, вовсе не надо формировать у ребенка понятий «хорошо» и «плохо»? Пусть сам разбирается в жизни. Говорят же: «На ошибках учатся».

Вообще не формировать таких понятий у ребенка не получится, так как он — это продукт общества, а не только родителей. Если их не сформирует родитель, то это сделает улица или школа. Необходимо выявить то, что в большей степени вдохновляет ребенка, и постараться организовать его методичное развитие в этом направлении. Если ребенок будет разбираться в действиях той игры, в которую он вовлечен, то ему будет легче определяться по отношению к этим действиям.

Для ребенка все есть игра: общение с родителем, прогулка или даже учеба в школе. Следовательно, понятие «хорошего» или «плохого» для него — также игра, и уходить от этой игры не стоит. Возможно, необходимо даже запутать его в этих понятиях, вызывая интерес к игре под названием «разберись сам в понятиях "хорошо" или "плохо"». Пусть ошибки будут понятийными, а не случайными, тогда и будет происходить обучение на них.


Ребенок часто делает что-то не так, как мы считаем правильным, и тогда приходится объяснять ему, что это нехорошо и делать этого нельзя. Не будет ли у ребенка проблем, если запрещать ему то, что ему хочется?

Ребенок не может понимать, что такое «хотеть», так как он опирается на естественный для себя ритм, и он никогда не будет делать что-либо сверх своих потребностей. Даже если заставлять его, он будет делать это из-под палки и противиться. Ребенок оказывается дезориентирован, ведь «хочется» или «не хочется» — это всего лишь внушаемая ему, а не ощущаемая им самим система координат.

Важно понять, что определение слова «хотеть» выше реального понимания ребенка, хотя это и является элементом его общения со взрослыми. Скорее всего, мы видим здесь подмену слова «потребность» на слово «хотеть». Первое впоследствии замещается вторым, а вместе с этим изменяется и восприятие жизни. Если противопоставлять «хотению» ребенка понятия «нельзя» и «нехорошо», то это скорее всего вызовет у него реакцию на запретительные меры, а не реальное понимание того, почему что-то нельзя. Представьте, что вы идете по улице, а вас заставляют развернуться и пойти спиной. Примерно такое же восприятие возникает у ребенка в ответ на запрещающие слова взрослых.

Ребенок говорит на языке тела; следовательно, вначале он воспринимает все действия телесно-рефлекторно. Вербальный язык ребенка зачастую не соответствует тому, что он хочет выразить, но если он будет говорить не словами, а телом, то скорее всего взрослые его не поймут. Именно поэтому ребенок говорит тем языком (в его вербальной форме), который будет понятен взрослому, или, вернее, тем языком, который воспринимает взрослый, а не он.

Чтобы пояснять ребенку, как следует поступать, от вас потребуется заменить понятия на соответствующие или сопутствующие им ощущения. Тогда возникнет своеобразная игра, которая, по крайней мере, даст ребенку хотя бы ощущение ответа.


Стоит ли наказывать ребенка, если он безобразничает?

Наказание — это своеобразный учебный энтузиазм родителя на почве эмоционального переживания от содеянного ребенком. Наказание может быть как легким, типа «прогулки без мороженного» с так называемым «спокойным аналитическим синдромом», а может быть и тяжелым — с ремнем и криком. Но так как причина наказания кроется либо в желании наказать (так сказать, «наследственное мщение»), либо в потере контроля над развитием ребенка, то возникает важная тема. Часто наказание возникает в ответ на то удовольствие, которое находит себе ребенок, но которое не соответствует согласию родителя. Однако кто развил эти удовольствия у ребенка? Приучив ребенка к компьютерной игре, чтобы он не путался под ногами, выдергивать его затем оттуда и наказывать — дело рук самого родителя. То есть мы наказываем и нас наказывают за то, к чему до этого приучили, или за то, за чем не уследили.


Ребенку непросто отличить человека доброго от злоумышленника. Как помочь ему стать осторожным, но не быть при этом замкнутым?

Здесь затронут вопрос восприятия зла, отношения к нему. Однако для ребенка зло — это не понятийная форма, а выраженное качество, то есть ребенок от природы может быть и злым. Объяснение же сути зла — бесполезное занятие, так как оно поддается регулированию только долгой и кропотливой работой, устраняющей (естественно, насколько это возможно) данное явление на уровне психофизиологии. Зло — природный и очень инстинктивный фактор. Мы можем сколь угодно долго обсуждать этот вопрос, но воспринимаем мы его лишь до момента срабатывания инстинктивных реакций организма на множество проявлений нашего мира.

Йоги, регулирующие путем практик психофизические данные своего организма, десятилетиями пытаются освободиться от подобных влияний на организм, и здесь простым определением не обойтись. Это планомерная многолетняя программа образования, которая как минимум должна не усиливать злость в человеке, а как максимум учить избавляться от нее. Это скорее медицинский вопрос, а не моральный, по крайней мере, для людей, живущих в агрессивной среде, типа Нью-Йорка, Москвы или Лондона.


Порой жизнь обязывает быть строгим с ребенком. Как не сделать его жестоким, стараясь закалить и подготовить его к жизни?

Необходимо определиться, какой ребенок вам нужен — правильный или «как получится». Необходимо ясно понимать разницу между «правильно» и «хорошо», так как либо вы реализуете частность, либо работаете над целым.
Родитель не может быть идеальным, следовательно, и ребенок тоже. Для развития ребенку требуются, как минимум, условия, а как максимум — время. Комбинация «условия-время» и формирует связь «ребенок-родитель». А уже внутри этой связи возникает то качество, которое выносит для себя ребенок. Как ни банальна эта формулировка, но «родить ребенка — это одно, а воспитать его — другое». Причем воспитать его важно не только по отношению к самому себе, но и по отношению к обществу, в котором ему предстоит жить.


Как мотивировать ребенка учиться лучше? Быть может, действительно, сделать школьные уроки подобными игре?

Как грустно, как тоскливо, все похоже, все одно и то же!.. А потому и скучно! Неумение наполняться процессом обучения — это физиологическая проблема. Да, учеба может рано или поздно наскучить, но развитие и учеба — разные вещи. Учеба в школе хороша для того, чтобы ребенок понял, что ему нужно, к чему его тянет, и освоил инструменты, чтобы пользоваться этой «нужностью». Если человек будет стремиться понять себя, то он найдет пути и в условиях скучного непрофессионального обучения.
Все же это беда человечества, что дети воспринимают учебу как скучный процесс и вместо этого хотят играть. Это больше, чем вопрос: это крик души, это реальность существования, в которой вымышленной является то ли игра, то ли учеба. Хотя, в принципе, и то, и другое здесь тождественно.


Я могу дать ребенку только то, что умею и понимаю. Не помешаю ли я развитию его талантов и способностей из-за этого? Что делать, чтобы развить таланты ребенка?

Конечно, очень важно, чтобы родитель ставил перед собой не меньше вопросов, чем перед ребенком. Этот вопрос, возможно, самый важный из всех, и развиваться с ребенком необходимо параллельно во всем, в чем только возможно. А где невозможно, необходимо искать грамотных специалистов.

Многие родители пытаются «доделать» из ребенка то, что они не смогли реализовать по отношению к себе. Но вот что важно: развитие ребенка не должно останавливать в развитии самого родителя, напротив. С детьми прежде всего нужно развиваться самим! И неважно, в какой области это развитие происходит. Ведь жизнь — это испытание жизнью. И самое главное — оставаться в ней человеком, а не скатываться в грубые формы существования. Ведь от того, как ребенок сможет раскрыть себя, зависит, насколько счастливым он будет. Помните, что профессиональные качества должны быть вторичны, ребенок не должен быть жертвой своей профессии. Это не значит, что они не важны. Но профессионализм не должен убивать в человеке человека. Вы же хотите, чтобы ваши дети были счастливы?


Моей старшей дочери 25 лет. Проживаем вместе. Наши отношения стабильно ухудшаются. Как выявить то, что может послужить началом выстраивания правильных отношений. Мое понимание «правильных» отношений со взрослой дочерью  это тоже terra incognita.

Родители всегда должны начинать с себя. Они первые создают проблемы своим детям, а затем их еще в этом и обвиняют. Начните с себя.


Ребенок, придя в школу, столкнулся с «неадекватностью» некоторых учителей, что выработало в нем определенное поведение: внутри он не согласен, имеет собственное мнение, а внешне ведет себя так, как считает социально принятым. Нервная система напрягается, что начинает сказываться на здоровье. Что правильнее для ребенка: чтобы родитель убрал его из таких ситуаций (когда есть такая возможность и пока ребенок не окреп) или дать ему возможность проживать свой опыт? Ребенок говорит, что в школе он хочет сохранить себя. Как ему в этом помочь?

Если ребенок так ведет себя, то честь родителям, что они уже его сохранили. В реальности он понимать этого, конечно, не может, значит, это работает внутренний механизм. Безусловно, нужно следить за процессом, но убирать его не нужно. Где вы найдете адекватную среду? Здесь крайне важно усилить меры сохранения его дома. Но главное — демонстрировать дома больше покоя и стабильности. Ведь первая проблема школы — это суета и нестабильность тех же самых учителей.

 

Также рекомендую ознакомиться с материалами раздела Дзябяк, а также в одноименной книге.

 

 

Вопросы и ответы

Подскажите, пожалуйста, на что надо обращать внимание 8-летнего ребенка (девочка) при совместных занятиях (даосское направление)? Можно ли опираться на «хочу»/ «нравится» ребенка при подборе комплексов для него? Правильно ли для ребенка в этом возрасте ставить задачи и удерживать их во времени (изначально с помощью задач в школе уходили от зависимости от оценок)?

Интересы девочки в таком возрасте зависят от ее отношений с мамой. Для нее это игра. Опасность в том, что она может для нее стать формальностью со временем. Так что не важно, что она делает, важно следить за отношением, чтобы это становилось потребностью. И что бы она не делала - надо периодически в бытовом отношении обращать внимание на это. Надо обучать ее наблюдать за пространством, за местом где занимается и т.п. Т.е. чтобы женские аспекты также развивались.

 

16 сентября 2006

Задать вопрос автору


Только зарегистрированные пользователи сайта могут задать вопрос. Авторизуйтесь.

Если вы не являетесь зарегистрированным пользователем, вы можете зарегистрироваться здесь.



1009

Отправить эту страницу другу


Share |
Имя:
Емаил:
Имя друга:
Емаил друга:
Сообщение:
Введите символы на картинке:
Введите символы на картинке

Вид для печати
top