Сакральный танец

Чтобы родился танец, нужно не так много — звук и отклик тела на него. Это может быть рокот африканских барабанов, это может быть дождь, разбивающийся о мостовую, это может быть даже стук сердца. Внутри каждого человека природой заложены ритмы, которые задают вопрос, и движения, которые дают ответ. Их совпадение становится танцем — диалогом тела и музыки, диалогом с самим собой или другим человеком, диалогом с Богом или Вселенной.

Танцевать в поисках себя

Каким бы ни был танец — страстным вихрем фламенко или медитативным покачиванием под ритм регги — он имеет один смысл: установить связь с духовным миром танцора, с тем, что скрыто иногда от него самого. Это способ собрать собственную силу и научиться взаимодействовать с ней. Во время танца в теле появляется та энергия, что так ему необходима, что дает ощущение жизни, безостановочного движения и развития. Есть народы, для которых танец — естественное состояние. Он начинается не тогда, когда включается магнитофон, он не зависит от места, времени, обстановки. Танцевать на автобусной остановке? Танцевать, когда моешь посуду? Танцевать, стоя в длинной очереди? Да, если внутри играет музыка. Да, если танец идет изнутри, из самого сердца. Собственно, это и есть одно из главных условий его появления. Танец — это глубина, и если он не переживается внутри, то становится лишь внешними движениями без содержания или экспрессией без чувства. Уход во внешнее — проблема современного танца, для которого эстетика движений зачастую важнее внутреннего наполнения, выражения человеческой природы через тело. Такой подход уничтожает сам корень танца, его силу. Он направлен на общение не столько с самим собой, сколько с окружающим миром, он уводит танцора от поиска и вместо человека ищущего делает его человеком показывающим. Более того, когда движения направлены вовне, теряется внутренняя осознанность, контроль над энергией. А это самое важное, что теряется в современных танцах. В серьезных школах танцующего не выпускают «в мир», пока он не почувствует танец изнутри, пока он не сольется с самим собой, слушая внешние и внутренние ритмы. Его даже не подпускают к зеркалу, пока он не достиг ощущения своего тела — незачем смотреть на себя со стороны, если внутри еще пусто. Танец запускает в человеке поиск самого себя, поиск энергии, которая наполняет тело, но которой далеко не все способны пользоваться (оттого и кажется, что внутри пусто).

Проводник в этом поиске — ритм. Он дорога, он путь, он помощник. Нужно только слушать, слушать, слушать… И тело само начнет танцевать. Его танец может принимать любые формы — хоть хулиганский и эмоциональный R’n’b, хоть величественный и чувственный вальс. Стиль — не более чем визуальный план, форма соотношения мира внутреннего и мира внешнего. Он зависит от региона, где возник танец, от ритма, в котором создавалась и под который развивается его культура.

Танец — объем со своими задачами и действиями. Можно просто пребывать и как-то наполняться в танце, а можно пойти еще дальше — сделать его процессом внутреннего познания и превращения, то есть алхимией. Восприятие танца тоже может стать особым переживанием: даже если мы просто наблюдаем за танцующим, ритм, в котором двигается его тело и сами его движения создают и заключают нас в свое пространство, где преобразуют, вдохновляют, наполняют силой и чувством, энергией и эмоциями. Танец задает настоящее, он сам условие для настоящего. Он творит танцора, он творит зрителя, он творит само настоящее здесь и сейчас.

Сотворение язычества

Есть религии, где главная молитва — танец. Он родился вместе с богами, он, возможно, для них и был создан. Танец крепко связан с культом плодородия. Обряды соединяли человека с небесными ритмами, с силами земли, с луной. По сути, первые согласованные движения черных загорелых тел под ритм кожаных барабанов — это культ, увязанный в космические циклы.

Каждое проявление природной силы в политеистических культурах не только имело определенные характеристики и свое обозначающее божество, но и предполагало выстраивание отношений с этой силой. В процессе этого выстраивания подбирались различные формы движений, нащупывались точные ритмы, слившись в итоге в танец. Разным задачам — сохранению, приобретению, развитию — соответствовали свои ритмы и свои обрядовые движения.

Интересно, что в монотеизме танец не имеет такого значения. Дело в том, что танец не может быть привязан к единственному объекту, иначе он перестает выполнять свои функции. Один объект — значит, один единственный ритм и один порядок определенных движений. Возможно ли найти его? И, напротив, древнейшие культуры — халдейская, шумерская, ассирийская, вавилонская, египетская, греческая — имеют много богов и соответственно огромное разнообразие танцев.

Танец должен был поддерживать необходимые человеку связи и противостоять разрушающим воздействиям извне. Разрушающим считалось всё, что нарушало естественный ритм общения с природой, связанный с развитием, ростом и увяданием энергии. Этот ритм соответствовал прежде всего лунным циклам. С луной же более всех связана женщина. Она своеобразный дом для луны на земле. Соединение активности женщин с лунным циклом было настолько сильным, что всё строилось и подчинялось этому соединению. Внутреннее состояние женщины, как и ее внешняя активность разнились в разные периоды лунного цикла. И это понятно, так как ее ритм соотносился с процессом овуляции. Пребывая в трех разных состояниях в течение одного лунного цикла — пробуждения, созревания и убывания энергии — женщина была по-разному активна.

Искусство соединения, соотнесения своего ритма с фазами луны позволяло женщине приобщаться к священному. Оно выражалось в культе Деметры (у греков), Исиды (у египтян), Бригитты (у кельтов). Самые важные ритуальные танцы исполнялись именно женщинами и были тщательно скрыты от глаз мужчин. Все движения имели очень важный смысл и требовали безупречного исполнения. Дело в том, что у женщины в течение лунного месяца три раза меняется дыхание, а соответственно и насыщение тела энергией. Следовательно, любые непродуманные движения, выполняемые не в том ритме и не с той концентрацией, приводят к нарушению реальной гармонии с природой, что ведет к потере естественности и наполнения.

Танец — язык и вера древней Африки

Танец соединил в себе две силы. Одна из них направлена на развитие, а другая — на сохранение энергии. Внешняя форма танца — это контролирующая сила, которая должна позволять развиваться и взращиваться внутренней силе.

Одной из первых культур, которая почувствовала и стала использовать это, была политеистическая культура Йоруба — древнейшая, пожалуй, практическая система. В ней вера определялась не только на невидимом, абстрактном уровне, но обретала свой язык в движении тел, в неистовых плясках у костров, в темных ладонях, бьющихся в трансе о кожу барабанов, в их глухом ритме и в тягучих распевах сильных глубоких голосов.

Йоруба — народ, состоящий из нескольких этнических групп. Основное место проживания — Нигерия, Бенин — связано с древней культурой Нок, которая, в свою очередь, имеет связь с культурой Древнего Египта. Культура народа Йоруба считается основной африканской культурой, сохранившей часть тайных древнеегипетских знаний.

Культура Йоруба использует форму Иле-Ифе, то есть условие некой замкнутости, в которой может сохраняться и развиваться энергия. В танце благодаря определенной последовательности движений устанавливалась связь между различными уровнями энергии, и в зависимости от характера этих связей возникал определенный узор танца.

В результате колонизации культура Йоруба распространилась по всему миру, и узоры ее плясок вплелись в танцы многих других народов. Популярные сегодня танцы — мамба, румба, конга, чанклета, сон, сальса, самба и другие афро-бразильские, афро-кубинские и афро-карибские танцы — хранят тот же подход Иле-Ифе к поиску и реализации внутренних связей.

Иле-Ифе — город в Нигерии, прародина древней культуры Йоруба. Он почитается как место особой силы. По одной из версий, город Иле-Ифе связан с древнеегипетской цивилизацией, и в нем до сих пор хранятся знания о ней.

По одной из легенд Йоруба, людей научил танцевать Обатал — начало, дающее дыхание всему живому. В понимании народа Йоруба, танец — не просто акт соединения человека с божественной силой, но осознанное действие. Он направлен не только на соединение с небом, но еще и внутрь себя — на зарождение, преобразование и умножение собственных сил. Этот подход к танцу обусловлен пониманием земного ритма того места, где живет и развивается человек, и силой земли, которая так важна для африканских народов.

Танец бессмертия

Помимо танцев Африки, черпающих вдохновение и силу из самой земли, есть еще и направление, связанное с небом. Породила его Индия. «Небесное» направление связано с практикой пробуждения жизненной энергии — кундалини, соединяющей ментальное, энергетическое и физическое. Это соединение и есть то, чем, собственно, ведает божественная сила. Кундалини — это реализованная форма связи, которая может рассматриваться как вид энергии, силы или формы. Такой подход к танцу связан с культом Шивы-Натаранджа.

Есть также направление танца, в котором работают над уровнем «человека». Здесь особенно важны движения, их смысл и то, на что они направлены. Такой, очень «человеческий» танец наиболее ярок в кельтской культуре и в культе поклонения божеству Бриггит.

Эти три направления — культура Йоруба, индийская и кельтская традиции — особенно важны для понимания сути танца. Почему именно они? Почему, скажем, не богатая египетская традиция? Дело в том, что в Египте вера в загробную жизнь предопределила своеобразное понимание человеком своего положения на Земле, задала временные рамки. Египетский танец был высоким искусством, иногда ритуалом, но не нес идей связи и сохранения жизненной энергии.

В тех же культурах и религиях, где существуют понятия бессмертия и перевоплощения, танец рассматривается как механизм созидания, развития энергии и усиления духа, который можно будет использовать в следующей жизни.

Постепенно танец становился сознательной практикой, способом развития и самосовершенствования. В нем проявлялось больше эмоций, больше чувств и больше индивидуальности каждого танцора.

Твой танец — это твое особое переживание, состояние, опыт. Ключи к нему — в законах природы, в глубине твоего тела, в умении слышать ритм и отдавать ему себя, во внутреннем «я», которое стремится к новым знаниям о самом себе. Научившись общаться через танец с собой, можно использовать его как язык общения с окружающим миром. Если ты танцуешь так, что зрителям не нужно слов, значит, это тот самый язык.

 

Лучшие материалы по теме:

 

 

 

08 апреля 2007

Задать вопрос автору


Только зарегистрированные пользователи сайта могут задать вопрос. Авторизуйтесь.

Если вы не являетесь зарегистрированным пользователем, вы можете зарегистрироваться здесь.



481

Отправить эту страницу другу


Share |
Имя:
Емаил:
Имя друга:
Емаил друга:
Сообщение:
Введите символы на картинке:
Введите символы на картинке

Вид для печати
top