Мера — условие слияния с восприятием

Как бы мы ни смотрели на то или иное развитие, в основе его лежат законы меры. Только мера может поддерживать эмпирические законы, а следовательно, скрывать в себе законы того, почему из одного выходит другое. Любое рассматриваемое явление должно углублять понимание, иначе невозможно вскрыть перспективу. А не вскрыв перспективу, мы не можем видеть поле для развития.

Сознание должно быть обучено не только видеть преграду, но и понимать, как ее преодолевать. То есть у сознания должен быть рычаг преломления, вскрывающий миропознание и свое участие в преодолении в первую очередь себя. Ведь, в конечном счете, нам важно именно это, а не просто участие в каком-то познании.

Любое пространство наделено пустотой, иначе это не пространство. Пустота же определяется формой и в этом ее сила: пустота — это не есть ничто, она физична. Однако даже понимания этого мало: важно суметь слиться с объектом восприятия, а не быть вне его. Это важно, чтобы оградить себя от бессознательного и при этом допускать его.

Бессознательное нельзя развивать, но оно есть условие направления, поэтому игра сознательного с бессознательным допустима только при наличии величин, позволяющих отмерять, соединять и сопоставлять. Это три условия меры. Нельзя ничего принять, не умея это отмерить; нельзя соединиться, не умея выражать условия соединения.

У любого творения всегда есть схема. Умение проникнуть в схему — это условие для познания творения. Творение не может быть без схемы, так как она — это форма, где творение не только происходит, но и имеет свои законы.

Творение — это либо порождение, либо преобразование. Это механизм, который имеет свои величины. Самое важное — надо понять, что во временных величинах творения не может быть, так как у времени нет пространства, несмотря на то, что время может описывать пространство. Это как квадрат, который может описывать куб, но при этом он не представляет собой форму. Порождение и преобразование — это всегда напряжение, следовательно, любое содержательное имеет напряжение, что, собственно, и отличает содержательное от несодержательного. То есть мера — это условие программы, которому нужно мерное понимание.

Если мерного понимания нет, то мы становимся частью общего, коллективного сознания, где части разбирают наше целое. Однако здесь надо упомянуть, что правильно настроенное коллективное сознание (что представляет собой ритуал, к примеру) позволяет совершенствовать лабораторию мышления. Или правильнее сказать, совершенствовать направление мышления. Когда мозг не реализует функции мышления, он теряет спираль. Самое опасное — это обмануть себя рациональными задачами, которые, по сути, иррациональны и рациональны физиологически. Разделение на рациональное и иррациональное уже указывает на ущербность этого понимания. Нельзя давать объяснение иррациональному, не умея находиться в иррациональном способе мышления. А это, ни много, ни мало, усилие удерживания.

Но, собственно, и объяснение рационального имеет не меньше условностей и может зависеть даже от пищи, которую съел человек. Как можно, к примеру, рационально мыслить, приняв пищу, которая понижает вибрации сознания? В чем иррациональность суждения, когда мозг опускается до вибрационного поля той же собаки? А иррациональное важно нам, прежде всего, для того, чтобы уметь охранять свой мозг от возможных функциональных понижений.

Необходимо защищать свой мозг, но для этого надо понимать инструментарий. Мозг — это точная величина, и ему нужны точные инструменты. Нужно вначале научиться вытеснять те восприятия, которые не поддаются познанию и усвоению и с которыми нельзя просто воссоединяться без всяких дополнительных условий. Нужно научить свой мозг не отклоняться и быть нацеленным. Только в этом случае может быть результат.

Любая ситуация не должна проходить бесследно для сознания, нужно уметь управлять ею, и тогда мы научимся схематизировать опыт. Умение разрешать ситуацию — это возможность приблизить себя к проявленному состоянию, лишить мозг возможности жить вне вашего контроля. Не важно, мыслим мы или останавливаем сознание, это есть элемент контроля. То есть мы должны познать элемент слияния как с рациональным, так и с иррациональным. Другими словами, слияние должно иметь меру, тогда оно будет закономерным. Наличие законности же приближает нас к персонализации.

Достигнув персонализации, мы освобождаем себя не только от природы, но и от культуры и даже истории. И это очень важно. Мы становимся для пространства вершителями, а не копировальной машиной каких-то культурологических или исторических процессов вне зависимости от их важности и значимости. Ведь, в конце концов, тот, кто победил себя, победил и природу. Ну а уж историю и культуру всегда формировали личности, а не общность полусознательных особей с внешними признаками человека.

Более подробно читайте в книге «Тамплиер. Мера».

 

Вопросы и ответы

Конечно нельзя просто так давать объяснение иррациональному, но всегда хотелось понять сей факт — обращаясь и пытаясь найти Творца, люди всегда попадали на посредников - творцов. Даже на их разветвлённую иерархию. Понятно, что состояние творения недоступно каждому и предусматривает высокий уровень развития , личного усилия и трансформации. Но остаётся вопрос об уровне творческого "произвола". И если творение — это просто механизм практически со "свободным" доступом, то встаёт неминуемый вопрос о намерении творцов. И здесь напрашиваются минимум два (конечно, необоснованных) вывода. Либо пространство и создавалось , как "игрушечный" полигон для творения, либо творцы и есть Творец в своём многообразном иррациональном представлении и намерении...

Посредники творцов – принимаю. Вызывает чувство радостного умиротворения. Но, собственно, для человека пути – хрен с этими посредниками, как и с творцами, так как надо осиливать свое собственное движение.


В продолжение темы БЛАГОдарности, т.е. возврата энергетического эквивалента кому-либо за что-то. Все-таки предусмотрен внутри у человека «измерительный прибор» — столько блага отдать в обмен на товар, услугу, знание? По-моему, должен быть он. Чувство справедливости. Не социальной, а как бы естественной, чувство той самой меры: кому и сколько, и за что. Мы ведь — часть этого мира, где действует закон равновесия. У нас должны быть такие внутренние весы?

Да, но благодарность не надо путать с ответственностью. Ведь безвременная или недостаточная благодарность могут иметь и обратный эффект. Благодарность нужна в первую очередь тому, кто ее выражает. Вы знаете, я наблюдал за работой одного клерка в архиве, в задачу которого входило рыться в папках, докладывать бумажки, их искать и т.д. В общем-то, работа мало того, что очень рутинная, не творческая, также и мало оплачиваемая. От него исходило такое удовлетворение, что он делает где он реально проживал жизнь, наслаждался ей, что затраченное время из-за того, что он привносил в свою работу элемент отношения, периодически как бы отвлекаясь на все подряд, и ожидание для меня превратилось в созерцание его работы. Я ему был благодарен за то, что он делает это в первую очередь для себя. И не было никаких претензий за дополнительное ожидание, так как он привносил дополнительное общение со всеми, кто входил. И я в конце его поблагодарил, что он есть, и выразил ему респект. Самое опасное попасть в отношения «ты мне — я тебе». Все мы делаем только для себя. Для других мы можем делать, если для себя делаем настолько достаточно что и нам хватает и окружающим. Нужно уметь взращивать себя, и это будет самая большая благодарность.


Получается, что мера — это и есть само истинное знание, где язык — инструмент выражения, а циркуль и угольник — инструменты познания. А может человек являться той самой осью, задающей направление? И что подразумевает циркуль — круг, как некую законченность?

Размерность должна пониматься сознанием. Это истинный глазомер меры. Если сознание не будет наделено угольником то соизмерить все очень сложно. Не находясь в мере мысли, действий, мы вне соответствия всех действий и усилий.


Растворение себя в каком-то процессе, ментальном или физическом — это и есть переживание?

Нет, это есть потеря себя.

Можно ли размерность обозначить как равномерное усилие, которое задает наше сознание, где циркуль дает видение объема движений в пространстве, а угольник простраивание тела как геометрической фигуры, где все очень четко и выверено?

Размерность это усилие, которое должно пониматься ментально, но выражаться через энергетические или физические принципы, которые на определенном этапе сливаются.

 

Как связаны понятия Мера и даосская Самоестественность (цзы жань)? Зачем мерить и оценивать, ведь как только узнают о красивом появляется и безобразное?
Пока вы пользуетесь мерой размера – так оно и есть. Но когда вы познаете меру усилия – то меняется действительность. А так как меру усилия не познать без меры размера – то и изучают ее, а не меряют ей.
Истинную естественность нужно долго выстраивать, а до сей поры можно и умом срединность отМЕРЯть ? Мера и срединность они же очень близки?
Да, надо выстраивать, иначе можно попасть в ловушку а-ля естественность.


Когда мы ставим вопрос: Нужно ли это? (то есть пытаемся отличить правильное от ненужного) - при ответе мы обычно пользуемся логикой и ощущениями. Здесь больше стоит руководствоваться чувством меры? И как это делать?

Нужно учиться сопоставлять, попытаться понимать не только как спрашивающий, но и как отвечающий. Не всегда нужен ответ, важен и процесс, заданный как вопросом, так и ответом.

 

01 февраля 2013

Задать вопрос автору


Только зарегистрированные пользователи сайта могут задать вопрос. Авторизуйтесь.

Если вы не являетесь зарегистрированным пользователем, вы можете зарегистрироваться здесь.



784
| Ритуал

Отправить эту страницу другу


Share |
Имя:
Емаил:
Имя друга:
Емаил друга:
Сообщение:
Введите символы на картинке:
Введите символы на картинке

Вид для печати
top