Мера тайной доктрины

Где здесь сила, где здесь я, и где здесь бог? Мера — это то, что скрывает условия познания, условия бытия и, самое главное, условия наращивания себя в этом бытии. Мера должна научить человека абстрагироваться от непонимаемого, где понимаемое есть не то, что нам близко и с чем мы согласны (или нет), а то, где мы заложили свое усилие.

Любое познание без усилия не может считаться таковым. Любое усилие без меры не может быть закреплено, и, следовательно, не может привести к познанию. Усилие — это химическое соединение, выраженное в задачах пропорции. То есть оно математично, или было бы правильнее сказать, геометрично.

Мера для человека должна пониматься как материал, как эквивалент сосредоточения, энергии и тела, то есть она должна быть выражена в размерности. Мера — это умение оперировать своей жизненной силой, а значит, правильно распределять, рассчитывать и наращивать ресурс. Мера имеет свою геометрическую оболочку и может даже быть обозначена как химическое соединение, то есть как то, что дает не только результат, но и переживание результатом. И здесь мы приближаемся к тому, что волновало тех, кто был объединен целью разгадать геометрию и физику тайной доктрины.

Тайную доктрину, которую долгое время скрывали тамплиеры, они взяли, по всей вероятности, у кельтов, делящих жизнь на мир в форме и мир без формы, что адресует нас к законам герметизма (которые были заложены великим Гермесом Трисмегистом).

Мера позволяет опереться на очень важное понятие: каким бы ни был материал (в виде плотного тела или проницаемого), она зависит от формы, которая и определяет свойства, а самое главное, ориентацию тела. Собственно, на это указывал и Ньютон. Таким образом, познав меру, мы постигаем свойства не только проявленного, но и непроявленного, а, следовательно, можем углубляться, так как имеем направление.

Любое познание и изучение без направления — это эмоция. И как бы она ни удовлетворяла исследователя, она становится замкнутой на состояние творения, а не на законы творения. И в этом заключена большая разница: первое мы лишь имеем, но не можем соединить и структуризировать, мы можем это лишь наращивать.

Важно не обнаружение чего-то, а понимание формы, а вернее, симметрии и пропорции этой формы. Что толку иметь форму, если она не встроена в процесс, где она может быть усовершенствована? И крайне важно, что, имея форму, а вернее, познав ее меру, мы можем изучать ее как в покое, так и в движении. Мера не дает этой форме теряться, растворяться или переходить в другую форму без внутреннего усилия, исходящего из меры. Мера контролирует порядок включения и выключения тела.

Самое важное — у меры нет погрешности, так как она опирается не только на размерность, но и на ее восприятие. Даже если есть несовершенство в познании меры, то сама возможность и умение опираться на меру ведут к бесконечному совершенствованию любого пространства. Знание о мере — это, в первую очередь, умение воспринимать пространство объемно, иначе мера становится лишь частью символики, и это в лучшем случае.

Действительно, ввиду объемности знания мера может быть выражена лишь в символе. Ну, например, крест — это мерный символ резонансной силы, где в условиях нашего пространства может быть выражено максимальное усилие. Но надо также понимать, что на разных планах есть своя мера, и тот же крест — это выразитель меры лишь одного из планов, который хотя и находится ближе к нам, но не может рассматриваться как конечный (и не должен, хотя он и является, пожалуй, основополагающим). На этом основании, по крайней мере, он и был выбран кельтами и даже катарами, которые, отвергая символику, казалось бы, отвергали зависимость от плана, но в реальности опирались на все ту же символику.

В любой мере есть большое и малое. Большое — это сфера, малое — это точка. И познавая меру, мы должны познавать ее язык. Язык символа — это язык меры. Он точен, выверен, что, тем не менее, не мешает мистифицировать его многим культурам, людям и течениям, которые попадают под воздействие символа, но не понимают его сути. Так что учение о мере — это, в первую очередь, учение о символе.

 

  Заказать книги «Тамплиер. Мера» и «Тамплиер. Ритуал»

Вопросы и ответы

Прозаическая ода Мере. Она и большего достойна, она всего величина :). Познав меру можно контролировать степень участия и безучастия в каждом из направлений что возможно познать, степень слияния с восприятием, возможность углубления, так? А есть мера у любви, у страха, у интереса или равнодушия.... и почему мера мере рознь? Ведь если мера мере рознь, то и усилие у каждого свое, или возможность углубления в этом случае связана с эффектом наложения?
Есть институт величины мер. Пока не научились все мерить одним.

Является ли мера естественным проявлением роста в развитии человека? Можно ли меру определить как бы свойством сознания, когда достигнуто определённое наполнение (цельность), укрепился контроль над телом и энергией, проявляется некотороепостоянство? К какому инструменту метода относится мера? Почему, проявляя объём, мера "скрывает" форму?
Мера – это размерность и она не может скрывать форму, она, наоборот, использует ее, скрывая себя. Познание меры – это умение пользоваться циркулем и угольником.

Как вы относитесь к подобной лекции «Кто боится вольных каменщиков?»
Леонид Мацих – один из исследователей герметизма, я бы сказал так. Всегда полезно смотреть на вещи под разными углами. Проблема же у многих исследователей, что они сами вне ритуала, что значит для меня то, что они вне меры. Однако мера определяется не только верхом, но и низом, так что в вопросе строительства всегда важен правильный набор не только материалов, но и инструментов.

На что влияет сложность ритуала (меры)? К примеру в том же самом масонстве — строгое и нестрогое наблюдение, плюс различные нюансы в зависимости от места шотландское — самое сложное, английское более простое, французское — единственное допускающее женское участие… И как правильно определять доступную для себя меру? Или это и есть задача ритуала?
Ритуал – это схема, в зависимости от нее сложности можно говорить о том или ином воздействии или взаимодействии.

Когда-то Сократ отказался проходить через Элевсинские мистерии, в т.ч. чтобы не накладывать на себя дополнительных обетов и не связывать себя – учить свободно всему, что знал. Может быть у Мациха были те же причины. А как на ваш взгляд ритуал влияет на обучение, в чем плюсы и минусы?
Любой ритуал — это прохождение по тайной дороге, где задача изменить статус, свойство себя или пространства. Дальше вопрос в структуре ритуала, и кто его ведет. И самое важное – какие задачи, собственно, решаются. И опять-таки говорить о ритуале сегодня надо аккуратно, так как сознание нужно еще к нему подготовить. А Элевсинские мистерии – это же, собственно, учение о мере ритуала больше, чем сам ритуал.

 

01 февраля 2013

Задать вопрос автору


Только зарегистрированные пользователи сайта могут задать вопрос. Авторизуйтесь.

Если вы не являетесь зарегистрированным пользователем, вы можете зарегистрироваться здесь.



931
| Ритуал

Отправить эту страницу другу


Share |
Имя:
Емаил:
Имя друга:
Емаил друга:
Сообщение:
Введите символы на картинке:
Введите символы на картинке

Вид для печати
top