Анды с Беном Челеро

«…Странное место. Когда стоишь посреди пустынного, словно выжженного солнцем каменного города, появляется ощущение, будто ты здесь уже когда-то был.. очень давно и, возможно, не в этой жизни…» 

Существуют места на Земле, которые удивительным образом влияют на человека. Сначала этого не осознаешь, но потом, по прошествии некоторого времени, чувствуешь, что нечто важное изменилось в твоей жизни. Появляется неуловимое, едва осязаемое чувство, что ты прикоснулся к чему-то вечному, и что дальнейшая жизнь невозможна по-старому…

Великие пирамиды Гизы, охраняемые Сфинксом на берегах Нила, древнегреческий Акрополь с его величественными храмами, загадочный Стоунхендж, пещерные храмы Китая, каменные истуканы маои с вулканического острова Пасхи… Сможем ли мы когда-нибудь расшифровать заключенные в камне знаки вечности? Среди легенд и мифов, археологических находок и научных догадок только каменные сооружения являются безмолвным доказательством былого величия древних культур и непреходящей силы земли, силы места, на котором они были созданы.

Одним из таких мест являются Анды. Горы-великаны, гигантские хребты, которые в несколько плотных массивных рядов тянутся вдоль тихоокеанского побережья Южной Америки на целых десять тысяч километров, занимая территорию нескольких стран: Эквадора, Боливиии, Чили, Перу.

В своем каменном сердце Анды скрывают множество неразгаданных тайн. До сих пор местные жители почитают горы как обитель богов и духов-защитников. С одной стороны, это объяснимо довольно просто ─ с горами связана вся жизнь народа: горы дают приют и работу, кормят и радуют глаз. Но есть и то, чему сложно дать простое определение, то, что наделяет особой силой и место, и бессчетные поколения выросших здесь индейцев.

Предтечи сакрального города

«Тиауанако, один из древнейших городов, пребывающий ныне в руинах, для Южной Америки означает то же, что Теотиуакан для Мексики или Стоунхендж для Англии: именно здесь, согласно мифу, был создан Мир. Озеро Титикака, на острова которого великий создатель Виракоча спустился с небес, чтобы даровать людям истинные знания, район Куско, со столицей империи совершенных людей — инков, и сакральный город Тиауанако, ─ вместе они образуют священный центр Анд. Располагаясь на границе современных Боливии и Перу, он может считаться ядром не только андской цивилизации доколумбовой эпохи. По сути, это место, не имеющее аналогов на планете ни по своим географическим, ни по энергетическим характеристикам: это центр Земли ─ ее матка», — рассказывает Бен Челеро, путешественник, гид, исследователь древних культур, автор книг и статей о жизни местных народов.

Большинство ученых приходят к согласию, что город Тиауанако возник в 200 году до н. э. и просуществовал вплоть до IX века, а наивысшего уровня развития достигал в период между II и VIII столетиями н. э. Также многие исследователи делают вывод, что раньше на месте Тиауанако существовала более древняя культура, берущая истоки за несколько тысяч, а то и десятков тысяч лет до нашей эры.

До сих пор не раскрыта тайна, откуда пришли сюда предки сегодняшних жителей региона Тиауанако. Это культура Чавин (ок. 1500 — 300 гг. до н. э.), в свое время оказавшая значительное влияние на народы не только региона Тиауанако, но и на всю Южную Америку; культура Наска (ок. 400 г. до н. э. — 800 г. н. э.), протоптавшая ритуальные тропы в виде причудливых геоглифов — сотен фигур, спиралей и линий на 500 кв. километров протянувшихся вдоль по каменистому плоскогорью с одноименным названием Наска; племя Аймара(400 — 1000 г. н. э.), по устным преданиям обладающее способностью возвращать к жизни органическую энергию и энергию духов своих предков; культура Уари (500 — 900 г. н. э.), создавшая государство, которое по своим размерам могло поспорить даже с империей инков. Это племена Чиму, Мочика, Кечуа и другие племена Анд от Южной Колумбии до среднего Чили, завоеванные в XIII — XIV в. инками. И, наконец, сами инки, одна из самых высокоразвитых культур древнего мира. Каждая из них по отдельности и все вместе они оставили свой след, застывший в каменных изваяниях и культурных постройках древнихгородищ Андийского нагорья.

В отличие от мезоамериканских и северных американских культур культуры Южной Америки образуют единый узел, и даже вернее будет сказать, единый организм, где выделить ту или иную культуру сложно, легче за ориентир взять само место, центр которого располагался в зоне города Тиауанако.

Тиауанако

Овеянный легендами Тиауанако находится на высоте около 4200 м. над уровнем моря на плато Альтиплано, охраняемом со всех сторон далекими разноцветными горами. По рассказам побывавших в этих краях, земля здесь пустынная, будто уснувшая, порой напоминающая лунный пейзаж... Здесь много реликтовых озер, солончаков, котловин и равнин, над которыми поднимаются «собственные» вулканические плато и горные массивы ростом до 1400 метров, ─ горы на горах...

Климат Альтиплано довольно суров: дождливый сезон продолжается здесь с ноября по март, а засушливый период ─ с апреля по сентябрь… Что и говорить, при таких климатических условиях растительность здесь небогатая и состоит в основном из приземистых деревьев, кустарников и диких злаков, служащих пастбищем для лам, альпака , мулов и овец.

Напрашивается вопрос: почему же именно здесь, на скудной почве заоблачных высот, тысячи лет назад образовался достаточно мощный культовый центр, а озеро — самое большое высокогорное озеро мира Титикака ─ стало местом паломничества не только для индейских племен десятых веков, но и для наших современников со всех уголков земного шара? Ведь, кажется, немало в Южной Америке более теплых, благодатных речных долин вроде Амазонии…

«Как показали раскопки Тиауанако сакральный город был построен на другом, еще более древнем подземном святилище, который в какой-то момент перестал выполнять свои функции и вышел на поверхность земли. Бесконечное пространство длинных невысоких туннелей наводит на мысль, что жизнь в нем протекала больше в горизонтальной, нежели в вертикальной плоскости. С чем это могло быть связано? Один из главных ответов состоит в том, что в это время (примерно до 3000 года до н. э.) жители земли находились в большей зависимости от энергетического воздействия планеты Луны, чем Солнца, а это, в свою очередь, было вызвано определенным углом наклона земной оси по отношению к планетам нашей солнечной системы и, главное, к ее центру.

По всем своим показателям пра-культура, обитавшая в подземном мире среди стелющихся горизонтальных энергий, должна была быть «женской», с матриархальным укладом жизни. Такая культура могла зародиться и существовать только там, где активность земли максимально входила во взаимодействие с луной. И таким главным местом земли, ее маткой, является район Куско, Тиауанако и озера Титикака. В этом районе планеты формируется собирательный вид энергии, лунное дыхание Земли, в противоположность Гималаям, где происходит раскручивание солнечного дыхания. «Точки» Южной Америки и Гималаев можно рассматривать как разные полюса «энергетической матрицы» земли.

Зародившиеся и получившие здесь развитие культуры «доинкского периода» Уари (Wari), Кечуа (Quechua), Аймара (Aymara), Мапуче (Mapuche), использовали силу земли для поддержания и развития способности женщин воспринимать и трансформировать маткой лунную эссенцию. В архитектурную планировку большинства образованных здесь пещерных святилищ были заложены энергетические закономерности, связанные с формой сосуда, или с пещерой как олицетворением матки. Культ матки сохранялся в регионе Тиауанако вплоть до пришествия инков, и в инкский период получил новый мощный толчок к своему дальнейшему развитию. Но основная заслуга в процессе формирования этих знаний принадлежит не людям. Появление, сохранение и развитие знаний стало возможно благодаря особенности места — андийскому сакральному центру».

Там, где был создан мир

Земля Анд не утратила своей сакральной силы. Чтобы понять это, нужно прикоснутся к ней сердцем, ощутить стопами ее дыхание, почувствовать ее ритм.

«Тиауанако… Странное место. Когда стоишь посреди пустынного, словно выжженного солнцем каменного города, появляется ощущение, будто ты здесь уже когда-то был.. очень давно и, возможно, не в этой жизни, и кажется, что сознание просто не справляется с количеством невербальной информации, поступающей извне. Этот город — как отдельная реальность. Солнце встает из-за холмов, описывает круг вокруг города и садится в воды Титикаки, завершая дневной цикл».

С Тиауанако, городом, ставшим тысячи лет назад центром древней культуры, а после, по непонятным до сих пор причинам, покинутым своими жителями, как и с высокогорным озером Титикака, на холмистых берегах которого расположены руины Тиауанако, связано немало легенд.

…Давным-давно, в самом начале истории, мир был во мгле. И вот среди ночной тиши над темными водами озера Титикака бог Виракоча создал солнце, луну и звезды и повелел им всходить над островами озера. Затем, согласно легенде инков, Великий Создатель направился в священные земли Тиауанако, чтобы создать там первого человека и передать ему истинное знание, (потому-то город Тиауанако и стал pacarina (святым местом) для инков — местом, где было создано человечество). Могущественный Виракоча создал все племена Анд — каждое с его особыми одеждами, языком, обычаями — и повелел каждому из них выйти — кому из пещер и ущелий, кому из стволов деревьев к центрам соответствующих каждому племени мест обитания. По легенде, именно он передал людям сокровенное знание и научил земледелию, ремеслу, которое люди могли отныне использовать, чтобы питать землю, ухаживать за ней и взаимодействовать с ее силами.

Озеро Титикака, расположенное на высоте 3812 м. над уровнем моря, является, как мы уже упоминали, самым большим из всех высокогорных озер Земли: его глубина порядка 300 м, а площадь более 8000 кв. км, причем поверхность озера поделена между двумя странами: 60 процентов принадлежит Перу, а 40 — Боливии. Это озеро недаром щедро награждают эпитетами: загадочное, сказочное, священное, мистическое... Нет, подводные монстры там не живут, если, конечно, не считать огромных жаб. Эти существа приспособились жить в холодной (+10° С) соленой воде и даже на больших глубинах (до 120 м). Врагов они не имеют — разве что ученых… Но отнюдь не это делает озеро уникальным.

«Вода в озере словно живая. Удивительно, но когда смотришь на воду, создается такое впечатление, что у озера нет дна, бесконечное, почти космическое пространство, дружественное и родное, но странное».

Возможно, весь секрет в особой плотности озерной воды — в ее составе обнаружены океанические соли, что, по мнению некоторых ученых, может служить доказательством того, что раньше оно было частью океана, и только вследствие существенного изменения рельефа поднялось на такую огромную высоту над его уровнем. Так это или нет, но впечатление эта живая вода производит самое незабываемое: «она словно родная, по ней хочется ходить, на ней хочется жить…» И на ней действительно живут люди...

На бесконечной глади озера расположилось несколько десятков плавучих островов — 32 естественных и еще 44 искусственных. В строгом смысле слова острова не плавают: они состоят из стеблей тростника, который корнями цепляется за дно озера — глубина в местах расположения озера небольшая, всего6 — 10 метров. Тростник растет, достигает поверхности, высовывается наружу тут его «подстригают» жители и плетут из него некое подобие ковра или циновки, что и служит им землей. Жители плавучих островов периодически страдают от не всегда спокойного характера озера и, со страхом ожидая очередного наводнения, считают, что озеро олицетворяет собой то самое сказание о всемирном потопе: боги уже однажды уничтожили обитавшую на берегах озера высокоразвитую цивилизацию. Говорят, что прекрасные храмы и священные постройки древнего города и сегодня можно увидеть ясными лунными ночами на дне озера. Храмов на дне нашим путешественницам увидеть не пришлось, но вот руины ритуальных сооружений, построенные еще во времена инков на островах Солнца и Луны, и сегодня молчаливо свидетельствуют о былом могуществе и высотах зодческого искусства погибшей цивилизации.

«Титикака» в переводе с языка аймара означает «священный камень». Этот камень находился в храме Солнца на самом большом из всего озерного архипелага острове — острове Солнца. «Само святилище храма представляет собой небольшую темную комнату-пещеру, и этот камень, вроде бы ничем особо не отличающийся от обычных камней является центром пещеры не только физически, но энергетически, это наверняка был некий алтарь. Сама пещера создает ощущение некой женской клетки, а ее центром, ее ядром, вокруг которого построена пещера, и является священный камень».

На восточной стороне острова Солнца инки смоделировали длинную лестницу от края озерной воды вверх к священному источнику, стекающему от самого отвесного склона в большой каменный бассейн, облицованный безупречной инкской каменной кладкой, а отсюда обратно в озеро через два канала по сторонам лестницы. По преданиям, вода из этого источника возвращала молодость. Целебные свойства источника не иссякли и до сих пор: за сравнительно небольшую плату местные жители с удовольствием помогают сбросить тяжесть лет с плеч жаждущих омоложения туристов.

Самый маленький из естественных островов озера Титикака остров Луны отнюдь не уступает по своему значению самому большому. Несмотря на то, что Солнце являлось главным божеством инков, Луна почиталась не меньше. Если Верховный Инка считался сыном Солнца, то его супруга провозглашалась дочерью Луны, сестрой-супругой Солнца; в храмах ее изображение было представлено в виде серебряных антропоморфных статуй. О значении Луны в жизни индейцев особенно наглядно дает представление лунный календарь инков, который наравне с солнечным календарем помогал поддерживать связь людей с центром галактики. Некоторые легенды индейцев рассказывают, что существовало время, когда жизнь людей полностью подчинялась Луне. Это было время «лунных людей». «Лунные люди» имели определенные энергетические и духовные характеристики, позволявшие им перерабатывать энергию пространства. Для этого они использовали различные места на территории высокогорных Анд. Город Тиауанако с его подземными коридорами, острова Луны и Солнца представляют собой подобные природные «святилища».

«На «теле» района Титикаки, включающем в себя Тиауанако, Куско и Мачу-Пикчу, оба острова, Солнца и Луны представляют собой замкнутые энергетические центры, один из которых, «лунный», выполняет задачу генерации энергии, а другой, «солнечный», ее трансформирует. Острова Солнца и Луны, две «андийские спирали», материализованные в озере Титикака, являлись наглядным подтверждением того, что процесс трансформации был главным вектором, по отношению к которому строилась вся андийская культура. Они выполняли на земле такую же функцию, как яйцеклетки в организме женщины — то есть были подобны органам, вырабатывающим женскую клетку».

Приведенное сравнение может рассматриваться не только как аллегория, но «буквально», ведь женщина в Андах всегда занимала особенное место: помимо выполнения своих непосредственных социальных функций в племени — рождения и воспитания детей, приготовления пищи и пр. — женщина была хранительницей знаний. Подаренная природой способность воспринимать и трансформировать маткой энергию космоса, делала женщину незаменимой в ритуальной жизни племени. Однако пользу своему племени приносила далеко не каждая женщина — все зависело от ее энергетического качества и от способности увязывать во время менструации «легкий дух».

«Энергетическая особенность крови как сакральной эссенции, заключается в том, что она легко усваивается тремя пространствами: физическим, энергетическим и духовным, и может усиливать любое из них. Легкий дух вырабатывается посредством завязывания энергии в матке и ее утончением, в то время как тяжелый дух просто не способен к трансформации энергии и даже не усваивается телом. И поэтому женщину, которая не могла преобразовать легкий дух в процессе менструации, изолировали от общества, так как считалось, что она притягивает грубую энергию».

Учитывая тот факт, что все взаимодействия с силой макрокосмоса связаны у женщины с энергетической активностью матки, в древности индейцы использовали различные виды специальных практик для того, чтобы создать в этом органе устойчивую циркуляцию энергии.

«Одной из специальных индейских женских практик, направленных на активизацию энергии в матке, являлось искусство плетения пяти узоров — это искусство выделения пяти видов энергий, которые поступают в матку и перерабатываются ею. Начинающим давали специальные узоры, вышивая которые, женщина создавала необходимое для завязывания энергии напряжение в матке (плетение происходило при активной работе ног). Более подготовленные женщины сами воспроизводили тот узор, который отвечал их состоянию в данный промежуток цикла. Женщина или девушка, умеющая завязывать такие маточные узоры и наладившая в своем теле процесс менструации, соотносилась с Тайпи Кала (Taypi Kala) — женщиной, у которой «сила в центре», или «камень в центре» (один из переводов названия ритуального центра Тиауанако имеет такое же значение), т. е. она обладала знанием о том, как соединиться с Центром земли и была способна собирать, впитывать созидающую силу Космоса».

Другая практика была связана с каменными нишами, в достаточно большом количестве найденными на территории «сердца Анд»: на островах Солнца и Луны, в Тиауанако и Куско, а также в храме Солнца «затерянного города инков» Мачу-Пикчу. Инки называли эти каменные кельи аклахуаси и использовали их для генерации энергии посредством девственниц. Инки считали, что энергия в матке девственниц напрямую связана с макрокосмической циркуляцией, а их менструальная кровь увеличивает силу места. Каменные аклахуаси помогали девушке получить необходимую матке энергию и трансформировать ее в более тонкую. Естественно, что такие «лаборатории» были скрыты от обывателей: аклахуаси располагались на территории общего храмового комплекса в Мачу-Пикчу, на островах же Солнца и Луны они были абсолютно скрыты от глаз.

Тропа Инков, или по дороге к «Вершине Миров» Мачу-Пикчу

Город Мачу-Пикчу, расположен на вершине узкого холма между двумя величественными горами — более низкой Мачу-Пикчу (что в переводе означает «Старая Вершина») и горой повыше Уайнана-Пикчу («Молодая Вершина»). Этот город назвали “затерянным городом инков” неспроста: находится он на высоте 2700 метров над уровнем моря, в месте отдаленном от остального мира обрывами высотой в 700 и более метров, на краю глубоких пропастей, прорытых рекой Урумбамбой. Такая высота и «затерянность» города создает совершенно особенный «энергетический климат»,— «там все живое, и это живое ничего не боится — животные выходят из лесу прямо в город, а птицы, там такие большие, что становится даже страшно, когда они приближаются». Дорога в город, ведущая по знаменитой «тропе инков» к затерянному городу занимает у приезжающих из других стран порядка 3-х дней, а у местных индейцев — чуть больше суток. Местные жители сопровождают гостей до самого города, помогая им (не бесплатно, конечно) донести вещи, готовя еду, устанавливая палатки. При этом они умудряются обгонять идущих налегке туристов, и к тому времени, как измученная долгим подъемом группа, наконец добирается до места стоянки, их уже ждет приготовленный ужин и место для ночлега. Чтобы подъем не казался таким утомительным, предлагается пожевать листья коки. «Они сухие и солоноватые на вкус, благодаря этому выделяется много слюны и не так сильно чувство жажды. А эффект? Ну, эффект тоже есть».

Одна из версий о том, что представлял собой затерянный в горах город во времена инков, говорит о том, что здесь, в Мачу-Пикчу, было последнее пристанище Манко Инки, его двора и еще приблизительно полутора тысяч человек, которые после захвата Куско конквистадорами ушли в горы, не желая покоряться колонизаторам. Согласно другой, более распространенной версии, город Мачу-Пикчу был центральным местом поклонения Солнцу во всех Андах, культовым сооружением, в котором обитали, в основном, женщины-жрицы. Об этом свидетельствует и тот факт, что при проведенных в Мачу-Пикчу раскопках из обнаруженных там 173 скелетов, 150 оказались женскими. Еще до инков само место, где располагался город Мачу-Пикчу, использовали для очистки своего тела и духа, а во времена инков здесь был женский храм «Девственниц Солнца».

Каждый год во все области империи инков посылались чиновники, отбиравшие девочек 8-9 лет. Эти девочки назывались «избранными» и воспитывались в специальных домах, расположенных на территории храмов Солнца. На время своего воспитания они становились хранительницами солнечного огня, и, кроме того, в их обязанности входило шитье одежды для Верховного Инки и его приближенных, а также приготовление пищи и напитков для императорской семьи в праздничные дни. Каждый год во время определенного праздника тех из них, которым исполнилось 13 лет, отправляли в столицу, где сам Великий Инка разделял их на три категории. Часть девушек распределялась Инкой между знатными инками в качестве жен или наложниц. Такой подарок Инки считался высоким отличием. Вторая группа предназначалась для человеческих жертвоприношений, которые происходили регулярно, в особенно же больших размерах при празднестве коронации нового Инки. Стать жертвой, угодной богам, считалось очень почетным — богам угодны были только нравственно и физически совершенные люди, да и сами жертвы должны были быть счастливы сразу попасть непосредственно в потустороннее царство, уготованное, как было принято, исключительно для знати. Впрочем, в отличие от обычаев ацтеков и аналогичных обычаев майя, человеческие жертвоприношения практиковались инками достаточно редко. И, наконец, последняя группа избранных возвращалась в храм для выполнения своих священных обязанностей. Такие девушки приравнивались к божественному рангу.

«Вернувшиеся обратно в храм эти девушки большую часть времени проводили под присмотром жриц в аклахуаси. Аклахуаси представляли собой своеобразные «ворота», через которые небесная энергия входила в землю. Считалось, что в таком месте могли находиться только девушки с чистой энергией и жрицы — мамакунас с развитой энергией. Там они проникали в истинное знание найра (nayra) — что означает «видеть» и «направлять взгляд в правильную сторону». Пока матка не достигла уровня видения, т.е. состояния найра, девственница находилась на территории аклахуаси. Как правило, подготовка матки к видению занимала около семи лет — это количество времени, которое ей необходимо, чтобы усвоить все виды энергии. За этот период должно было произойти полное изменение тела и сознания посредством пяти земных усилий. Возможно, именно в аклахуаси и были созданы первые женские практики, которые соотносились с временными циклами. Так в практическом применении инки выражали свои знания об условиях взаимодействия человека с космической энергией и энергией того места, где они жили».

«Энергия места там действительно очень сильная, — и чувствуется, что это именно женская сила, сила традиции и сила земли, на которой выросла эта традиция. Из поколения в поколение передавали женщины некий опыт, знания, и этим знанием пропитан здесь каждый камень».

Человеку из другого полушария, и тем более женщине, на южноамериканской земле все кажется «немного другим», «необычным», «удивительным»… Здесь каждый шаг по плотной и теплой земле наполняет тело, здесь снятся незабываемые сны, здесь другое небо и другие звезды, здесь находишь в себе что-то такое, о чем никогда раньше и не догадывался… Возможно, все дело в том, что здесь работают законы другого полушария: в разных полушариях — разное качество энергии, в одном — она раскручивается от центра, в другом — закручивается, или собирается к нему. Одной очень важной особенностью андийской культуры было то, что женщины жили в ней по законам лунного цикла, в то время как в северном полушарии — женщины жили по законам цикла солнечного. Поэтому, например, в североамериканских традициях женское развитие рассматривалось не как индивидуальное, а как групповое — таким образом компенсировался недостаток лунной активности. Сами особенности развития энергии в южном полушарии дают женщине дополнительные возможности, чтобы быть индивидуальной в своем проявлении: она в состоянии подчинять себе и себя, и окружающих.

Возможно, именно это состояние удается прочувствовать тем, кто приезжает на землю Анд с намерением узнать что-то большее о мире и о себе.

Те, кто однажды побывал в Андах, стремятся сюда вернуться вновь, чтобы ощутить ветер вечности, гуляющий в затерянных среди гор каменных городах, вдохнуть запах озера, в синие глубины которого зашло солнце империи инков, почувствовать силу земли, которая каждому открывается по-своему, в виде звуков, запахов, образов... чтобы получить опыт, который можно получить только в другом полушарии, в самом центре Земли — священном центре Анд.

 

Примечания

Виракоча — верховный бог в религии инков, божество, состоящее из 5 основных элементов мироздания: имя «Виракоча» — это сокращенный вариант от «Апу Контикси Виракочи», где Апу — Земля, Кон — Огонь, Тикси — Эфир, Вира — Воздух, Коча — Вода.

Наска. Загадочные и до сих пор не разгаданные археологами и историками следы на плоскогорье к северу от р. Рио-Гранде-де-Наска в середине XX в. попытался расшифровать итальянский археолог Джузеппе Орефичи. Его экспедиция подготовила модель гигантских рисунков наска, пригодную для научных исследований. По его мнению, странные рисунки остались после праздничных и других ритуальных процессий: сотни или тысячи участников шли вереницей друг за другом, останавливались, поворачивали, пританцовывали и притопывали ногами, так, за много лет они протоптали ритуальные тропы. Вместе со школьниками из современного городка Наска археолог повторил такую процессию в точности по образцу одного из рисунков. Гипотезу Орефичи отчасти подтверждают найденные в раскопках пестрые тряпичные куклы, соединенные друг с другом как участники процессии.

Альпака. Гибрид от скрещивания двух диких видов семейства верблюдов, гуанако и викуньи... Сейчас эти животные, обитающие в высоких Андах, почти истреблены из-за шерсти, кожи и мяса. Одомашненным видом гуанако является более известная всем лама.

Анна Берлинская

 

13 июля 2010

Задать вопрос автору


Только зарегистрированные пользователи сайта могут задать вопрос. Авторизуйтесь.

Если вы не являетесь зарегистрированным пользователем, вы можете зарегистрироваться здесь.



169

Отправить эту страницу другу


Share |
Имя:
Емаил:
Имя друга:
Емаил друга:
Сообщение:
Введите символы на картинке:
Введите символы на картинке

Вид для печати
top