Эфирный город — Барилоче

alef

Города — как люди. Слабые и сильные. Добрые и радушные, хитрые и безжалостные. Из некоторых хочется бежать, в некоторые влюбляешься на всю жизнь. В одних дышится легко и свободно, в других не хватает воздуха. Тот, кто путешествует по миру, ищет свой город так, как ищут друзей, так, как ищут любимых. Глядя в глаза новому человеку в твоей жизни, никогда не знаешь, кем он станет тебе. И разглядывая кружочки на карте, никогда не знаешь, какой ждет именно тебя.

Ведь, может быть, и так: ступаешь на новую землю, и что-то говорит тебе: «Ты дома!». Идешь по незнакомым улицам, и ноги сами ведут тебя, словно наизусть знают эти маршруты. Видишь играющих детей и улыбаешься им, будто только вчера угощал их сладостями и выслушивал их смешные истории. С каждым шагом все меньше ощущаешь себя туристом в панаме и с рюкзаком за плечами, все больше — тем, кто родился и вырос под этим солнцем. Город говорит с тобой стуком подошв по мостовой, шелестом дождя по крышам, шепотом листьев вековых деревьев. В нем ты, почему-то, чувствуешь себя сильнее, как если бы его энергия передавалась тебе. Это не наваждение и не фантазия. Один великий путешественник говорил: «Возможно, все же стоит начать думать о том, что существуют на карте алхимические города, энергетические качества которых отличают их от всех прочих городов мира и находятся в процессе постоянной трансформации…». Барилоче — одно из таких мест, где помимо каменной реальности улиц существует еще эфирное пространство, невидимое равнодушному взгляду.

Официально он называется Сан Карлос Де Барилоче. Небольшой городок, один из самых популярных в Патагонии, южной части Аргентины. Туристические справочники дали ему имя аргентинской Швейцарии за изумительную чистоту озера Науэль Уапи (Nahuel Huapi), за свежий горный воздух, за укутавшиеся в богатую зелень лесов равнины, наконец, за знаменитый шоколад фабрики Карлоса Трибергольма, укрывшейся в горах. Путешественники скупают билеты с конечным пунктом «Барилоче» в любое время года. Зимой — чтобы покататься на идеальных для смелых горнолыжников изгибах Анд. Летом — чтобы надышаться зеленым воздухом сельвы. Но многие едут сюда не за туристическими радостями, не за южным загаром и не за прекрасным местным пивом. Искатели глубоких внутренних переживаний, экспериментаторы, мудрецы — они ищут на патагонской земле силы и новые ощущения. Говорят, тем, у кого душа открыта, и кто может почувствовать в воздухе наличие тонкой энергии, тем, кто входит в глубокую медитацию и обладает более высоким уровнем сознания, открывается другой Барилоче — эфирный город.

alef

Летопись Барилоче

Этой древней земле есть что рассказать тому, кто умеет слушать. Она узнала человека 13.000 лет назад — археологи нашли здесь следы этнических групп, которые, став коренными обитателями, впоследствии сформировали местную народность Техуэльче (Tehuelches). Эту этническую группу составили такие племена, как Чоник (Chonik) (позже они стали известны как Патагонцы(Patagones), Пеуэнче (Pehuenches), Пуэльче (Puelches), Вурилоче (Vuriloches), а также мигрирующие Мапуче (Mapuches) и Арауканы (Araucanos). Сохранилась история о названии народности Арауканов. Само слово «араукан» (araucan) — это более современное наименование племени, раньше эти люди называли себя «пехуэн» (на это название указывают многие местные предания). А «пехуэн» (pehuén) — означает священное дерево, ёлку с множеством ветвей, которая представляет собой для жителей этих мест мировое древо, своими корнями питающее землю и одновременно наполняемое силой земли. Вот и люди из древнего народа Пехуэн, словно большие деревья — в землю пустили свои мощные корни, и, питаясь самыми глубокими подземными водами, становятся сильными, высокими, словно крепкие ветвистые деревья.

Но когда на этих территориях появились испанцы, они стали давать всему свои имена. В районе Больших Озер завоеватели обнаружили народность Техуэльче. Техуэльче — как результат слияния нескольких этнических групп, в том числе Чоник и Арауканы — показались испанцам не просто большими людьми, а еще и людьми с огромными как у животных стопами. Поэтому иноземцы, подыскивая имя, чтобы как-то между собой называть этих людей, остановились на слове «патагон» (patagón), соединив «пата» (pata) — «стопы животного», и «гон» (gon) — «подобно чему-то большому». Вот так и возникли современные патагонцы, «большие люди, имеющие большие стопы», затем это название закрепилось и на всей земле, где они проживали, и она стала называться Патагония.

Старые люди говорят, что все дело в самом месте, где жили и живут Патагонцы, потому что именно оно заставляло людей сначала «цепляться» за землю стопами, а потом расти, как деревья пехуэн. Индейцы, дети природы, жили в естественной гармонии с окружающей их флорой и фауной. Большая часть этого гордого красивого народа была уничтожена в беспощадной войне с колонизаторами, но дух его до сих пор живет в Барилоче. Человек, способный почувствовать этот город, сумеет изведать и его прошлое. В его видении каменные стены домов расступятся, обнажив индейские поселения… Вместо рычащих моторных лодок по зеркалу озера неслышно проскользнет легкое каноэ… Выточенные из темного дерева силуэты индеанок мелькнут среди диких лесных цветов мичау (michay), таике(taique), аманкау(amancay), мутисиас (mutisias)... Охотник с иссиня-черными волосами, бесшумно ступая, пройдет мимо, выслеживая ламу гуанако или оленя уэмула… Мир возвратится на много веков назад. И песок истории потечет заново. За три-четыре столетия до официального основания города Барилоче самые разные выдающиеся личности проявят неподдельный интерес к этому месту. Среди них будут завоеватели и путешественники, торговцы и кондитеры. Так, например, в первой половине XVI века до испанского капитана дона Франциско де Цезаря дойдет слух о существовании прекрасного города, расположенного на берегу одного из озер на юге американского континента, и примечательного тем, что построен он из золота и драгоценных камней. Этих слухов окажется достаточно, чтобы капитан со всем своим военным отрядом немедленно бросился на его поиски. Несмотря на напрасные усилия испанцев, военная эпопея и смерть капитана породит столько разнообразных версий, что упомянутые слухи станут легендой, а предполагаемый город с тех пор будет называться “Городом Цезарей”.

Побывает здесь и Карлос Видергольдт, немецкий торговец, первый крупный инициатор коммерческой деятельности в этом районе Латинской Америки. Свой первый торговый дом он построит на месте, где со временем будет образован населенный пункт Сан Карлос де Барилоче. А случится это 3 мая 1902 года. С каждым тактом времени будет учащаться ритм жизни этого города. Там, где когда-то проживало всего 14 человек в своих домах из бревен кипариса и коиуэ, а главной местной достопримечательностью служил склад с шерстью, появится курортный город, заполонённый туристами.

alef

Хранители

Впрочем, не стоит думать, что связь времен прервалась, и одна сущность Барилоче сменила другую. Индейцы до сих пор живут в этих местах. Они и сохранили их силу до сегодняшнего дня. В отличие от забывчивых европейцев, индейцы помнят и берегут свои традиции и верования. Они знают, что каждая местность имеет своих дружественных духов, которые ее населяют. Это духи растений, цветов, величавых гор, животных, знатных касиков (вождей индейцев) и воинов, рек и озер и, естественно, природных стихий. Жители Патагонии окружающую среду испокон веков берегли как самих себя, и такое сознательное сосуществование с энергией природы привело к тому, что эти места до сих пор пропитаны намерением. И по сей день которое находится в постижении обычных людей. До сих пор местные жители, следуя обычаю своих предков, проводят церемонию Нгильятун (Nguillatún) — священный для народа Мапуче обряд. Он полон молитв, выражающих благодарность, уважение и преклонение, и заканчивается обьяснением в любви дереву Пехуэн. Звучит это так:

Тебя, не позволившего нам умереть с голода,
Тебя, подарившего нам радость делиться тем ,что имеем,
Тебя мы умоляем — не дай погибнуть Пехуэну,
Дереву, чьи ветви простирают руки!...

Есть и еще одно священное дерево в этих местах, оно называется «Канело» (Canelo) (народ Мапуче называет его «Фоле» (Fole). Это уже не «дерево-человек», как Пехуэн, а «дерево-бог», причем самый главный бог Патагонии — Создатель Нгуэнхен (Nguillatún). Тень, отбрасываемая этим деревом, безошибочно определяет абсолютную правду всех живущих: от людей до разного рода волшебных существ, которых здесь всегда было немало. Считается, что если тень от священного дерева Канело падает на неправедного человека, то бог Нгуэнхен тотчас забирает у него жизнь, поэтому все знают, что следует опасаться плохих мыслей и слов. А если к веточке Канело привязать какую-нибудь нитку или ленточку, то владелец будет защищен от всех недоброжелательных духов. До сих пор из коры дерева Патагонцы делают особый чай, «для сохранения своей души» — как поясняют старожилы. Предания говорят: когда люди стали драться друг с другом и проливать кровь на землю, Создатель Нгуэнхен велел им отправиться к центру земли на поиски священного дерева, иначе ни один человек не останется живым в затеянной ими войне. Но только одному из тех, кто послушался бога и пустился на поиски, удалось добраться до центра земли. И он увидел там не дерево, а семь ступеней. Известно, что первая из них была предопределена для поклонения Солнцу и Луне. А вторая предназначалась для испытания человека в сновидении, куда он должен был попасть в форме яка, порождающего все живое... Только те, кто проходили этот «экзамен», становились шаманами, знающими как проводить людей по всем семи ступеням к священному дереву Нгуэнхена. Даже сегодня можно встретить обычай хранить семь веточек дерева Канело в специальных секретных тайниках, в знак уважения к богу Создателю, и с намерением одолеть трудный путь к священному дереву.

Белый человек, белый человек… Нет, древний мир никогда не откроется тебе таким, каким его видит индеец. Эти люди, на которых ты, быть может, смотришь с презрением, но вечность мудрее тебя. Несколько лет назад на одном из своих «Больших Собраний» (Füta Trawün) индейцы приняли «Ракизуам» — манифест о сохранении места. Он стал для них своеобразным законом, запрещающим любую добычу ископаемых, потому что она уничтожает духов земли. «Горы и все формы жизни все еще обладают Пильяном — духом — и индеец продолжает с ними сосуществовать, и белый человек не должен осквернять Землю-Мать, проникая в ее лоно и извлекая ее богатства». Увы, закон соблюдается только с одной стороны — со стороны коренных жителей; правительством Аргентины он признан не был.

Что ж, белые люди лишили индейцев прав, но не в их силах были отнять у них веру в бессмертие человеческой души и в охраняющего Землю бога Нгуэнхена (Nguenechén). В Патагонии существует ряд правил, которые не могут нарушать те, кто стремится к вечной жизни. Люди здесь не позволяют себе осквернять могилы колдунов и вдыхать испарения, исходящие из захороненных кладов. Все знают о Мачис (Machis), священниках, целителях, и обращаются к ним для лечения болезней тела и души, для «заказа» урожая, предсказания погоды и судьбы. Матери-индианки учат детей тому, как правильно поклоняться богам, как приносить жертвы духам — хозяевам Природы и самому Гуаличу («Гуалич» (Gualichú) означает «сказать или сделать что-то плохое кому-то», но именно этого делать ни в коем случае нельзя — сам Гуалич и накажет.). Бабушки рассказывают притихшим внукам о священных предметах, о передвигающихся камнях, на след которых нельзя наступать. Действительно существуют следы огромных глыб, стоявших сначала на одном месте, а потом оказавшихся в совершенно другом. Сегодня эти камни стали для туристов очередным фотоснимком в альбоме, но остались сакральным преданием для молодых индейцев.

alef

Сказки у ночного костра

Разве есть народ без своих сказок? Без своих легенд о волшебных существах? Без страшных историй, которые можно рассказывать лишь шепотом?

Некоторые авторы в поисках таких историй путешествуют по всему континенту. На «Больших Собраниях» (их еще называют: «Встречи Коренных Народов»), а также на народных праздниках в самых различных местах старики терпеливо и с любовью рассказывают о появлении то тут, то там неких волшебных существ… Часто одну и ту же историю можно повстречать под разными названиями и, порой, даже на разных языках. Здесь даже самый рациональный европеец задумается о том, что у этого дыма есть огонь, у этих следов — шаги. Для индейцев же эти истории без всяких сомнений являются правдивыми.

Например, для Мапуче миф о Трaуко (Trauko), «домовом, который любит женщин», — это далеко не фантазия! Рассказывают множество пикантных историй о том, на что способен Трауко, но никто ни разу не видел, откуда он появляется. Считается, что видеть его могут только шаманы, а вот почувствовать незримое присутствие может каждый, особенно хорошенькая женщина. Некоторые из этих историй перемешались с легендами из других стран, и время от времени они оживают и обрастают новыми подробностями, которые привозят водители грузовиков дальних рейсов или гости из других областей.

Еще один таинственный лесной житель — это Ляо Ляо (Llao Llao), странный гриб невероятных размеров (в некоторых рассказах огромный, в некоторых — совсем крошечный), живущий на деревьях коиуэ, и получивший название Хлеб Индейца. Спелый, он пористый и сладковатый на вкус.

Существует легенда о том, как возвращался индеец в свое племя голодным, с пустыми руками, без добычи, и по дороге встретил старика. Выслушав печальный рассказ индейца, старик посмотрел искоса на молодого человека и сказал: “Как ты можешь бояться голода, когда у тебя перед глазами есть все, что тебе нужно. Посмотри на это прекрасное дерево — какие фрукты оно тебе дарит, ничего не прося взамен. Полюбуйся этими шишками — они полны семян, и ты можешь отнести их своей семье”. Молодой индеец взял шишку в руки, но только и нашелся сказать, что шишки сухие и твердые. Старик посоветовал сварить их или поджарить на огне и запастись ими на зиму. Совет оказался дельным — печенные на жару шишки на протяжении долгого времени были основным блюдом в Патагонии.

Иногда сама природа порождает легенды. Так величественно и спокойно озеро Науэл Уапи, что даже простому путешественнику приходит мысль о том, какой же хранитель должен быть у этого царства прозрачной воды. С 1910 года местные жители наблюдают появление Науэлито — существа подобного монстру озера Лох-Несс. В его поисках принимал участие директор зоопарка Буэнос-Айреса и даже военно-морской флот Аргентины. Но только хозяин Науэл Уапи до сих пор прячется от бестактных исследователей, пытающихся проникнуть в тайны природы.

Может быть, зная все это, ты сумеешь другим зрением увидеть Барилоче. Вслушивайся в голос сельвы. Вглядывайся в черноглазых индейцев. Чувствуй землю, по которой идешь. Только внимательному, только искреннему откроется эфирный Барилоче. Только другу.

 

23 мая 2012

Задать вопрос автору


Только зарегистрированные пользователи сайта могут задать вопрос. Авторизуйтесь.

Если вы не являетесь зарегистрированным пользователем, вы можете зарегистрироваться здесь.



969

Отправить эту страницу другу


Share |
Имя:
Емаил:
Имя друга:
Емаил друга:
Сообщение:
Введите символы на картинке:
Введите символы на картинке

Вид для печати
top