Семья и семейные ценности

Следует признать, что семья и ее место в будущем общества — одна из самых волнующих людей тем и одновременно самое профанируемое понятие. На одном полюсе находятся те, кто говорит, что без семьи человеческая цивилизация прекратит свое существование, на другом — сторонники идеи, что семья как социальный феномен изжила себя, так как произошло коренное изменение устоев, на которых эта самая цивилизация зиждется. Между этими крайностями тысячи мнений и частных точек зрения.

Я лично не очень расположен говорить на эту тему, хотя бы даже потому, что нужно очень внимательно подбирать слова, слушать пространство и понимать задачу: почему и кому говоришь, как люди это слышат и вообще для чего это говорится. Как сказано выше, условий понимания этой темы множество: социальное, культурологическое, религиозное и просто определяемое опытом людей, тем, что и как они понимают (а в реальности понимают ли), когда говорят о семье или о семейных ценностях.

Сложилось убедительное понимание, что дети, в основном, есть главная цель и следствие создания любой семьи. Но нужно понимать, что для разных культур — разные следствия. Можно даже утверждать, что ситуация характеризуется той социальной, культурологической и религиозной средой, в которой ребенок рождается. Для индийской семьи наследник — это следствие кармы. В Японии в традиционной семье ребенок до трех-четырех лет главный, и основная задача — не беспокоить его. Для Латинской Америки малыш — это игрушка, которую они везде таскают с собой и порой даже мучают чрезмерной любовью. Совсем иная концепция просматривается у ирландцев: у них изначально заложено, что в семье остается только первый ребенок-мальчик, другим же сыновьям при достижении совершеннолетия они покупают билет, и он уезжает (именно поэтому в Ирландии живет ирландцев в пять-шесть раз меньше, чем по всему миру).

То есть везде есть какая-то основа. Порассуждаем теперь о семье в России. По статистике семьдесят процентов пар разводятся в течение первых трех лет. И здесь возникает вопрос не о том, почему они разводятся, а о моменте, когда они соединялись: что у них было в голове? Следующий вопрос: а что такое семья? Если соединились двое, семьей это назвать сложно, семья — это когда есть ребенок. И если мы принимаем эту концепцию, то дальше возникает вопрос: если есть ребенок и он определяет, что это семья, значит, он является фундаментообразующим элементом для этой ячейки общества. Следовательно, первый вопрос: а в каком пространстве живет этот ребенок и что он представляет собой для родителей?

Здесь мы сталкиваемся с двумя очень сложными понятиями: это первый начальный период его жизни, когда ребенок растет и должен проявить свою пренатальность, свои заложенные от природы качества; и второй период — развитие. Без понимания первого второе может быть направлено не в ту сторону.

Скажите, много ли семей правильно «выстаивают» детей для того, чтобы пустить их в развитие? Семьи, у которых есть средства и возможности, например, бросают ребенка в обучение, в то время как его надо погружать в воспитание. Но много ли семей понимают разницу между обучением и воспитанием? Говоря о воспитании, важно, чтобы родитель личным примером демонстрировал своему ребенку определенный поведенческий характер. И если он этого не делает, то социум продемонстрирует другой поведенческий характер.

То есть первая возможная сложность для любой семьи — это воспитание, так как невоспитанный ребенок отвлечен от самого главного — от жизни во внимании, в наблюдении, из которого его выдергивает окружение, не понимая законы воспитания.

Законы воспитания — это закон сохранения энергии, закон сохранения свойств и качеств ребенка, который родился, или выявление его ненужных или мешающих форм. В России ситуация с этим очень сложна, так как зачастую родители сами по себе невоспитанные, но они имеют детей.

В невоспитанной семье, где нет даже элементарной культуры питания, культуры общения, где главенствуют реакции, хаос, телевидение и прочие подобные вещи, появляется ребенок, которому нужен покой, а не это постоянное раздражение, которое он впитывает в момент.

Невоспитанные родители, с которыми приходится общаться на эту тему, зачастую начинают разговаривать со мной с позиции этой самой невоспитанности, а не с позиции понимания того, что я хочу сказать. И это не только родители, там есть еще и бабушки-дедушки, а у кого-то прабабушки и прадедушки. Люди не понимают разницу между воспитанием и обучением. В нашей стране мало граждан, в нашей стране есть население. У нас нет воспитания, так как какие бы мы не навязывали ценности, сам родитель изначально находится в таком раздражении и настолько не несет ответственности за себя, что нет никакой гарантии, что ребенок будет в каком-то отличном качестве или степени воспитания.

Да, сегодня люди много говорят о ценности семьи, но в реальности возникает следующая ситуация: у людей формируется семья, но она сформирована по неправильным законам и принципам, и потом, естественно, возникают конфликты. Если родитель не может перестроиться на другие рельсы (то есть вытащить себя), то он начинает еще больше угнетать ребенка, переключая уже того в его развитии. Причем я могу сказать это и о достаточно обеспеченных семьях, которые я наблюдал и которые могут позволить себе практически все, что угодно.

Как организует себя современная семья? Почаще встречаться с кем-то, почаще объесться, почаще напиться, почаще выехать куда-то и забыться. Более продвинутая семья выезжает в лес по грибы, но они не знают, где те растут, столько в них гадости и вреда… Они собирают их и с радостью едят и еще гостей приглашают. Или возьмем бабушек, которые нарвали клубничку рядом с какими-то химическими отходами и продают. И вот вы, сердобольные, проезжаете и у этих бабушек клубничку покупаете. Это все тотально множится, а мы хотим единым словом дать определение тому, во что вовлечены. То есть в реальности, указывая на семейные ценности, мы не можем их реально обозначить.

Назовите мне варианты семейных ценностей. Уважение взрослых? Здесь мы возвращаемся к идее азиатского строительства семьи, когда старший член семьи умен и поэтому достоин почитания. В Китае взрослого человека почитают не потому, что он взрослый, дряхлый и ему уже скоро умирать, а потому что он просто мудрый, а это разные вещи! Идея семьи по Конфуцию — это ситуация, в которой человек растет, становится умнее и вызывает уважение, потому что он больше разбирается в пространстве. Сегодня, глядя на окружающих взрослых людей, нельзя сказать, что они мудры, а ведь они еще имеют детей! Нарушается ценность: они вроде бы требуют уважения к себе, а сами не соответствуют задачам этого уважения.

Я считаю, что если у родителей есть ребенок, то их первая задача — работать над собой, потому что самая важная ценность — не потерять уважение и быть примером ребенку, а не действовать по принципу: «Вот у меня не получилось, так я из тебя сделаю». Если из тебя ничего не получилось, то ты и из ребенка сделаешь такого же недоделанного.

Но уважать надо тоже уметь, это же качество, которое нужно уметь развивать. Уважение не должно сводиться только к родителям. Оно должно пронизывать все вокруг. Моя позиция такова: надо делать или стремиться все делать хорошо. Так же и с уважением, причем уважать надо не только людей, но и пространство, в котором мы живем.

Умение слышать — это еще одно качество, которое либо есть, либо его нет, и над ним обязательно надо работать, потому что надо уметь слышать все, везде и всюду. Однако надо уметь еще и не слышать. Если переводить это на семью, то сначала надо научиться не слышать, а потом уже наоборот, потому что иногда слушать все, что происходит, сложно — зачастую это невыдержанные реплики, эмоции и реакции. И умение не обращать внимания на раздражение, на какие-то свойства и качества — это реальная ценность в жизни.

Я считаю, что семейная ценность — это умение взращивать то пространство, которое характеризуется жизнью этого сообщества. Чтобы в результате все работали на пространство, где живут, а не боролись друг с другом за главенство в нем. И тогда ребенок первый это усвоит.

Взращивание здесь сводится ко всему, даже к таким элементарным вещам, как музыка, которая играет в доме, то, какой в нем свет, архитектура, дизайн пространства, какие ароматы в пространстве, какова тональность голоса, которым вы друг к другу обращаетесь, какова степень выдержки в общении, в каком состоянии вы вваливаетесь в дом. Может быть, надо пять кругов вокруг дома сделать, прежде чем войти? Люди приходят домой, как на свалку, сбрасывают все, что они нахватали за день. А тридцать процентов людей у нас вообще живет под девизом «Жена, жрать давай!», и базовая мантра каждого ввалившегося внутрь дома субъекта, что «жрать» — это котлета.

Если есть семья, то у нее должны быть общесемейные интересы. Какие интересы у российской семьи? Покушать, наесться. Причем совершенствуются во всем: дома наелись, позвали гостей — наелись, заехали в гости и наелись, поехали в лес — наелись. Потом скажи такой семье что-нибудь про семью, про воспитание детей… Они же в раздражении даже не спросят, что ты имеешь в виду, что подразумевает твой вопрос. Никому не интересно, и разбираться никто не будет. Сразу же обзовут, назовут и выдадут заключение быстрее любого врача.

Надо понимать, что создание семьи — это тяжелейший процесс. Жить вместе непросто в отличие от обычных свиданий: как сделать так, чтобы не надоесть друг другу через год, а для кого-то и через три месяца? Ведь в семейных отношениях меняются поля, пространство, человек лишается свободного времени и места, возникает масса вопросов.

Создавая семью, надо и анатомию, и физиологию изучать, как, например, будет изменяться природа человека через пять, десять лет. Мы должны понимать, как будем вести себя в семьдесят лет, но ведь никто об этом не думает! То есть брак — некое разовое действие, и результат налицо.

Важно держать в голове: мы не нужны этому пространству как люди. Мы нужны как овощи. Мы другому пространству нужны как люди, но это пространство надо еще понять. Поэтому мы сталкиваемся даже не столько со сложными отношениями в семье, сколько со сложными зависимостями от пространства. Для пространства нужен этот раздрай, раздражение, неуважение друг друга и так далее.

Нужно понимать различия в воспитании и образовании, а это имеет под собой анатомическое обоснование. Что такое воспитание? Это способность сохранять спокойствие в сознании, разуме, чтобы тот не был отвлечен ненужным и следовал направлению. А развитие уже опирается на это спокойствие: оно может придать нужный импульс, сфокусировать человека, чтобы развивать в задачах этой фокусировки.

Более подробно читайте в третьем номере журнала Совершенная (выпуск «Шалфей»).

07 июня 2018

Отправить эту страницу другу


Share |
Имя:
Емаил:
Имя друга:
Емаил друга:
Сообщение:
Введите символы на картинке:
Введите символы на картинке


1062 |
Теги:

Вид для печати
top