Вербальное выражение невербального

Удивительный язык женщин — говорить, не говоря, слышать неслышимое — показал внимание и особый интерес к пространственному языку, который представляет поэзия, этот мир вербального выражения невербального.

Вербальная форма общения о невербальном представлена в проекте «Совершенная». Эта тема стала основной темой 2016 года. Основные тезисы, темы и идиомы этого языка я и предлагаю разобрать в теме года.

Время — это тема для любой женщины. Реализовать себя всегда непросто, особенно когда недостаточно времени. Как в отведенном временном цикле получить свою достаточность? Как на стекле нарисовать чернилами, да так, чтоб они сохранились? Как научиться делиться в каждом моменте силой? Рисуя из своей жизни картину, чтобы было то, чем я наслаждаюсь, при этом хотеть быть доброй, в раздражении находя предметы, бросаясь ими, ругаясь, оставаясь нагой, но делая вид, что прикрываюсь…

[+]

Достаточность и недостаточность времени для женщины — это основа ее мироощущения, понимания. Зачастую женщина привносит это в повествовательном значении, как правило, в форме добавочной лексики. Как бы случайно об этом вспоминая или в форме аргумента, «когда не вписалась в лунный цикл».

При этом каждая из женщин несет в себе нерегулируемое регулирование существования, делясь им со всеми окружающими, превращая свою жизнь в картину, которую сама и рисует. Само же качество картины зависит от внутреннего состояния женщины. Может, еще немного и от умения рисовать. Обзор этого явления под названием «жизнь женщины» и должен стать тем базовым условием, к которому и можно затем добавить некий эквивалент. Ну, скажем, уходить и опять возвращаться…

Уходить и затем возвращаться и опять на стекле искать понятное только ей. Приходить и опять вырываться, быть, в общем, женщиной и иногда униматься. Хотеть рисовать чернилами, но не быть испачканной ими! Но невозможно быть женщиной и не быть ранимой, и, пока не закрыты ставни, прилетает злой ветер… И опять, ругаясь, останавливать этот нескончаемый вертел, перед которым женщина, хотя или нехотя, но преклоняется. И опять рисовать чернилами, создавая то, что для нее красиво!

[+]
Живя законами противоречий, что, собственно, является функцией нашего времени, женщина находится в постоянном поиске того или чего, за что она может зацепиться, к чему может привязаться. И, как правило, это скользкая опора, которая не имеет фундамента, но к которой предъявляют претензии. Строя тем самым виртуальную реальность, женщина научилась и восхищаться ею, и отторгать ее, но это все равно остается функцией преклонения. Так незаметно взаимодействие со временем перешло в игру с ним.

Игра со временем? Украсть у времени что-то. А что, нет? Оно крадет у нас жизнь и вообще учит нас красть, потому что постоянно нам мало. Ему надо, чтоб нам было мало! Тогда нас легче возбуждать, нами легче управлять. Сколько мы украли у времени, сколько мы набрали всего. И это уже намеренно определило нам все. Нас научили брать, но мы не умеем этим пользоваться. Уже тяжело держать, и остается лишь приспособиться. Кто научил нас красть, научи этим пользоваться!

[+]
У времени есть свои законы проживания, и они отличительные в разных точках не только вселенной, но и нашей планеты. Если бы человек реально мог воспринимать временные процессы, то он бы увидел, что его жизнь — это постоянное перетягивание каната. И тот, кто не умеет его тянуть, просто хватается за него, и это создает у него ощущение, что что-то есть в руках, что что-то он берет. Где его определение — не более чем приспособление.

Проблемы определять — это опять приспособиться! Проблема-то в чем? В том, что время-то не останавливается! И что самое интересное, так это то, что время позволяет нам изолировать себя от самих себя. Что бы мы ни взяли у времени, оно перестает быть. Здесь вопрос в фиксации памятью или наличия чего-то из прошлого. А ведь в детстве ты играла со временем… Взрослые говорили, что играешь в куклы. Просто все позабыли, когда первый раз тебе, девочке, сжали руки. Когда вызволили тебя из детства, ломая и калеча плечи, и, стоя на перекличке, тебя поместили в кавычки!

[+]
Мы не только приучаемся участвовать в том, что нам и не нужно, но и не понимаем при этом природу этого участия. Тем самым мы изолируем себя от себя. Наши действия присоблены под законы реакций и рефлексии и имеют свои названия и определения, за которыми мы скрываемся сами от себя. Зачастую не умея познавать функции действий, мы пребываем вне их сознательной фиксации. И даже интуитивная данность игры со временем, заложенная от природы, нарушена ритмом существования в этой же природе. Этот ритм ломает самое главное — природу женского существования. И не просто ломает, но и калечит, и даже убивает. К чему женщины не только давно привыкли, но и нашли радости пребывания в этом нарушающем их природу ритме.

Ты женщина и ищешь что-то, где многого не знаешь, глупо определяя что-то. В этом отсчете времени, где ты не нашла себя, тебе надо отвлечься, уйти, куда глядят глаза, уйти в сторону, прижаться к земле или хотя бы туда, где все это с тебя смоет морская волна. Стоя в воде по пояс, на груди держа руки, поднять лицо к северу, где заморожены пришедшие с тобой в этот мир звуки.

[+]

Вывести себя из зоны тотальности, переместить себя из одной в другую — нереальность, запустить действие в покое, чтобы сознание хоть как-то было с тобою. Где определения не стали кормушкой для сухости, а действия — для ненужной глупости. Чтобы жизнь стала волной, а ты звуком, то есть самой собой.

Пусть вода смоет то, что не нужно было, пусть ты найдешь то, что не будет до конца пережито, но не будет тобою никогда забыто. То, что станет частью тебя и твоего быта, то, с чем навсегда ты затем улетишь, но не будешь зарыта. Льется прохладная свежесть — стань частью ее. Нет, не назло надеждам, а поиском лучезарного света. Время диктует что-то, но тебя в этом нету. Вырваться из этого плена — перестать быть предметом. У тебя не украли детство — у тебя украли свет. Детство стало приметой того, чего уже нет. Вода на лицо льется, а в ней кровавый след, и он уже не из детства, и за это никто не несет ответ.

У тебя украли пространство — пространство, где живет твой свет. Как тебе вернуть его, наполнить им то, чего у тебя нет? В поисках то ли дома, то ли чтобы сохранить свой луч, ты бежишь, не глядя, сложив себя в путь. Ценности можно придумать, но не придумать то, что формирует условие чистоты как звено. Нас заказал кто-то, приставив спиной к стене и говоря что-то, смотря, но не видя лицо. В этом протяжном куплете не ищи ответ. Просто не надо жить где-то, где, собственно, тебя нет…

[+]
Начало игры случайно, но как будто все это специально, так как в ней и ответ, есть ли переживание или нет. Первая игра — это детство, это игра в свет, и любая игра ужасна, если в ней не живет свет. Повторясь, мы ищем, но потеряв свет, мы теряем переживания, выращивая желания на любой вопрос и ответ. Невозможно понимание, если ты не излучаешь свет, лишь приспособление, где ответов нет, или такой ответ — это сжигание себя, в чем тебя, собственно, и нет. Так любая случайность заставляет тебя жить во времени по закону следствия, причин у которого нет.

Критическая масса — собственно, вот то, что осталось тебе, позволяя, впрочем, играть с наваждениями, соображениями и прочими хитросплетениями. И оставаясь одна, научившись одному — потреблять себя, — ты успокоена, обманута временем, что в этом ты не одна и, собственно, какое тебе дело тогда до завтрашнего дня? А ведь хотелось рассвета, хотелось лета, хотелось любви. Да? И много чего еще, что в результате взрастило лишь хотения одни! Поэтому одно хотение подменяло другое, и они стали для тебя все равно что сны. В результате вместо лета наступила зима, и ты спряталась за сны.

[+]
Бесполезно искать смысл — там, где будоражит мысль, отодвигающая на версту, обучающая одному — удерживать мечту на плаву. Есть, правда, дни, позволяющие придумать слова, защищающие тебя, чтобы опять, повторяясь и не углубляясь в природу бытия, прикидываться! Не жизнь, а сплошная игра, дурачащая тебя. И в скуке крутя руки, называя себя дурой, представлять опять все ту же себя, приучая, лишать возможности найти то одно в себе, что в действительности дано тебе!

Когда жизнь состоит из того, что не помнится в ней ничего, что же можно хотеть и сказать, кроме «хочу»? Когда жизнь приучила ругаться, когда надо всегда защищаться, при этом продолжая бег — «черт возьми меня» крича и из крика делая оберег. В сердцах ответ! Доведя защиту до защиты самой защиты, где замена защиты — бояться, чтобы быть способной защищаться. Сожалеть о каждом поступке, переводя его в проступок. Бояться места, открытого чему-то большему, чем агрессии и злу, отгоняя от себя тоску. В надежде, что позовут и утешит кто-то словом — таким понятным и знакомым. Чтоб укрываться жизни моментом, а в реальности стать предметом..

[+]
Не нашедшая сама себя, ты просто из последних сил защищаешся, ведь когда ты летишь вниз, теряешь последнее — это защиту себя. Если ты не нужна себе, кому ты можешь быть нужна и кто тебе? Ублажив свое «я» минутой, ты затем потешаешься скукой, становясь потихоньку глупой. Ожидая слова, которые больше нужны были тем, кто напоминал себе, что есть что-то, что защищают заботой ты в конце остаешся одна, так и не наполнив жизнью себя.

Когда ты сталкиваешься с неприличным, ты возбуждена страхом или негодованием, и это твое отличие. Оно затмило тебя, предлагая иные переживания. Ты можешь назвать их при этом по-разному, да и какая разница, когда состояние близко к несчастному. А ведь это то же чувство, та же эмоция, приглашающая тебя к ожиданию и надеждам иметь большее. Так что в ожидании чувства любви все состояния не твои, и они отличительны от тех, что в самой любви есть. Не придумывай, не додумывай, не говори, пока сложно тебе сказать даже, выбирая, что важнее — быть в негодовании или жить в ожидании.

[+]
Одиночество важно, оно защита от всего, но при условии, что есть переживание оного. Как это назвать? Переживания, которые иначе не понять, переживание того, что мозгу твоему дано. Наличествует ли в тебе мысль творящая или только уходящая, побыть в условиях, дающих понять, что мысль — это не заноза, и голова нужна не для сквозняка, даже если тебя зовут, как-то сложно. У тех, кто не мыслит, отмирают клетки мозга. Какие тут негодования, скажите, какая проза?

В безграничности существования важно иметь хоть какую-то опору. Когда одно созидает, нужно помнить, что есть другое, которое разрушает. И так всегда, если не постигнуть независимость от этих двух состояний, гармонию.

[+]
Пожалуй, должно быть то, что может сжать, собрать, увести от иронии судьбы, от страха бытия. Ведь находясь в одном, мы не замечаем порой, что мы не одно, мы не цельные — мы части чего-то, и это наше закономерное. В этом не цельном конец является закономерностью. Нельзя найти путь к свершению, не приняв, что без гармонии нет движения.

Почему мы называем жизнью то, что жизнью не является? Это следствие чего? Нас приучили к самому страшному — к тому, что нам до себя нет дела. Став следствием чего-то! Следствием какой-то истины или следствием какой-то причины, которую выразила следственная истина! Истина тьмы или истина света? Это истина не ведомая, и ты в ней!

[+]
Вообще-то в этом мире тесно, он не больше, чем могила, куда твоих предков положили. Как время победить, как отыграть его, чтобы крутить его? Как познать ту меру, которая убережет твое время хоть на какое-то время? Все, что ты делаешь — лишь прячешься, и однажды спрячешься и от себя! Ты пытаешься найти то место, где тебе не будет тесно? Ты хочешь прижаться к плечу? Но это лишь временно скроет твою слабину.

Как научиться взращивать себя в безвременье, быть стихом, а не прозой у этого времени? Чтобы тебя не читали, а созерцали, не лапали, а вкушали! Быть единственной у себя! Чтобы росла моя внутренняя сила, а не то, для чего на прощание могила. Чтобы как-то по-другому договориться с собою! Конечно, я хочу быть твоей, но это от слабости и искушения, которое навязано мне на время. Чтобы в этом сравнительном бытии не сгинуть в небытие. Чтобы познать такт, чтобы вдохнуть эти немыслимые переживания, творения… Стать выше этого времени! Этих придуманных ценностей, где оценщик затаил зло на тех, кто стремится к свободе, к свершению, кто понимает, что человеческий удел не ограничен жизнью для чьих-то затей.

[+]
Надо научиться служить пространству так, чтобы процесс творения заменил время, а если ты даже в нем есть, нет того, что затмит твое. Хоть ты бейся башкой в исступлении — это хотение быть в сожалении. Хоть мечтай о любви людской, хоть повторяй за всеми про счастье сокровенное, но пока оно отмерено временем, когда-то придется его забыть, погубить, умертвить или прикрыться откровением, ограничивающим себя криком, где «не могу» и «не хочу» стали искуплением!

07 октября 2016

Отправить эту страницу другу


Share |
Имя:
Емаил:
Имя друга:
Емаил друга:
Сообщение:
Введите символы на картинке:
Введите символы на картинке


6295 |
Теги:

Вид для печати
top