Учение о реальном

Учение о реальном (ши сюе) родилось на горе Куньлунь, так мне поведал Неимеющий имени. Это гора, которая выросла из Единого. Единое — это пять элементов, которые сформировали гору, и шесть вращений, которые ее взрастили, и сейчас ее низ состоит из яшмы, а верх из нефрита. Именно там до сих пор хранятся писания об этих учениях. Реальное — это Единое, и если есть Единое, то с ним можно что-то делать.

В реальности, у реального есть учение. Условия для познания реального и эти знания приводят нас к горе Лунхушань, где во времена формирования знания методу предшествовало понятие сюй цзи (самосовершенствование).

До момента, пока не была создана наука об управлении людьми (неки жень), общество опиралось на совершенномудрых. Сочинив же условия для одних и не дав шанса другим, люди стали выдумывать устои. Это сказалось и на знании, ведь учителя и мастера перестали руководствоваться законами и следовать образцам, а стали подчинять себе людей и выдумывать для них упражнения. Во времена, когда люди общались с силами и богами, им не надо было ничего придумывать, они могли лишь следовать тому, что и понимается как истинные знания.

Сегодня люди общаются друг с другом, много говоря о принципах и законах, но они совершенно не учитывают принципы Пренатального неба и Постнатального опыта. Даже используя правильные методы, но находясь не в том частотном состоянии, как можно реализовать задачу? Пусть даже удерживая то, над чем работаешь?

Однако одно дело удержание, а другое — комбинация. Люди бросаются что-то делать, опираясь на то, что они поняли, и так, как они делали все время. А здесь нужно познавать искусство пестования, которое имеет знания о Пяти урожаях.

Можно принимать правильную пищу, но нужно уметь управлять ее энергией, а не думать, что при поедании чего-то правильного на этом все и заканчивается. Можно перестать заниматься сексом, но не научиться управлять мыслями о нем, или считать, что извлечение энергии из семени — это то, что надо. Можно заниматься медитацией, но не понимать пяти основ положения. Можно заниматься растяжкой, но не понимать, что такое сухожилие. Можно заниматься очисткой костного мозга и при этом не владеть искусством возвратности.

Нельзя заниматься практикой невежественно! Следует понимать цельность, целостность пути, а не придумывать названия и повторять обозначения, не понимая их сути.

Я не говорю о том, что нельзя делать ошибки, я говорю о том, что нужно иметь форму, чтобы в нее можно было что-то собирать. А так получается, что вместо того, чтобы углубляться, люди защищают то неверие, которое они взрастили.

Как можно без метода познать Единое, как без Единого познать противоположности? Как без них познать объем, как без объема познать направления? Как без направления познать пять усилий, как без усилий познать вращение? Как без вращения познать ритм, как без ритма взрастить восемь сил? Как без восьми сил переправиться на другую сторону реки?

Вы скажете: «Вот и давайте начнем последовательно!». И правильно. Единое может появиться только в форме, а вот чтобы построить эту форму и нужен метод. Нужно вначале собрать разделенное и только после этого можно создать Единое и это Единое взращивать. Люди же взращивают разделенное, даже не понимая при этом, в чем суть этого разделенного.

Как можно растить то, что нельзя растить, что должно отмереть? Так мы лишь ускоряем этот процесс. Растить можно семя, но семя нужно создать, это и есть Единое. Метод, по сути, есть учение о Едином. Учение о росте — это уже знания. Для метода не нужны знания, для него нужны инструменты. Зачем знания тем, кто еще не умеет пользоваться своим телом, энергией и сознанием? Для них любое знание — это информация. То, что человек говорит: «Я знаю», не только не приближает его к знанию, а наоборот, еще больше удаляет от него. Как человек, подчиненный Земле, может говорить о Небе? Это ненужная болтовня.

Человека было бы хорошо посадить в монастырь и заставить овладевать инструментами, чтобы построить Единое, тогда он будет понимать и чувствовать, что наращивать. Но монастырь для сегодняшнего человека — это он сам. Мы давно уже сделали из себя заключенных, и единственное, что нам надо, это познавать метод. Надо выбить опору на несуществующие вещи, куда уже, кстати, попала и традиция.

Не сведя в единое целое все части, невозможно воспроизводить новое. Метод не может быть неверным, потому что он не может быть хорошим или плохим, он может быть правильным или ненужным. Но если он не нужен, то это уже не метод. Метод необходим для строительства одного. Если нет одного, не будет и другого. Поэтому когда говорится, что ваш метод неверен, это значит, что вы не понимаете, что такое метод. Метод не может быть без ориентира, а ориентир у него — одно. Нужно его получить.

«Хорошо, — скажете вы, — а как же взращивать одно? Разве тут не нужен метод?». Нет, не нужен, нужно это самое одно. Так как одно — это уже знания, а метод вы освоили. Для одного нужны знания. Одно — это опора, и следующее, что вам нужно, это построение оси, чтобы получить единый путь. Когда кто-то выдумывает что-то или называет методом то, что методом не является, это проблема не его, а тех, кто его слушает.

Хорошо, одно дело — ложное утверждение, в котором сложно разобраться, а другое — если человек, скажем, овладел искусством полета или прохождением через стену. Разве этого недостаточно, чтобы его слушать? Во-первых, слушать может тот, кто познал метод, то есть тот, кто получил Единое. Тогда он может не только слушать, но и слышать (и ему решать, владеет ли человек, который проходит через стены, методом или нет). Вы скажете: «А разве можно этого добиться, не познав метод?». В искусстве Пути прохождение через стену не есть вершина, это один из видов мастерства, которым можно овладеть технически, можно родиться с необходимыми всечастотными условиями и т. д. И если человек проходит через стену, это еще не значит, что он может овладеть искусством питания слюной.

Вы скажете: «Зачем мне питаться слюной, если у меня есть такое мастерство?». Но мастерство схоже ремеслу, оно не может считаться вершиной. Мало того, не каждое мастерство может дать человеку возможность расти дальше, так как это не просто наработанный, но и закрепленный опыт.

И потом, создание одного — это совершенное мастерство, а не просто мастерство. Что в нем особенного? Это способность наращивать данное мастерство, так как оно имеет опору для тела, энергии и сознания. Умение проходить через стену уже не имеет опоры для тела и его нельзя использовать для наращивания, и так во всем. Но ситуация может быть гораздо хуже, когда израсходованы все инструменты для создания Единого и даже наращивание мастерства рано или поздно станет невозможным.

«Ну как же так? — скажете вы. — Великое же не имеет формы, а вы загоняете Его туда? Оно не имеет имени, а вы обозначаете?». Ну, во-первых, Великое — это уже имя, и где-то оно должно быть. Во-вторых, это вопрос о знании. И в-третьих, форма нужна для получения и сохранения Единого, а также для его взращивания. А так как предела у взращивания нет, то не может быть и формы.

Но опять-таки, давайте не будем путать тему метода и тему знания. Метод не есть знания, это есть условие для получения знаний. И если этого не понять, то невозможно когда-либо подойти к методу. Не подошедшие же к методу не получат Единое, а не получившие Единого не получат знания.

Данный текст является частью вступления в книгу Отшельник. Метод.

 

Лучшие материалы на данную тему

 

 

 

25 апреля 2012

Отправить эту страницу другу


Share |
Имя:
Емаил:
Имя друга:
Емаил друга:
Сообщение:
Введите символы на картинке:
Введите символы на картинке


822 |
Теги:

Вид для печати
top