Вильгельм Рихард Вагнер

Почему-то ни одному биографу, описывающему жизнь великого человека, не приходит в голову одна очень простая мысль: жизнь гения, человека выдающегося не подчиняется законам обывательского мира и мироописания. Они приходят сюда с некой задачей и живут, подчиняясь только этому зову. Вся их жизнь пронизана одной единственной идеей, страстью, миссией, которая для них материальна; они живут и дышат тем, что пульсирует внутри них. Образно говоря, для них не существует всего того, что видим мы. Их мир — это идея, символ, знак, энергия, дух. Они пытаются прожить эту идею и явить ее окружающему миру, не всегда даже стараясь добиться обратной связи. Им важно — выразить! Зачастую такие люди не приспособлены к жизни, они забывают есть и спать, не умеют зарабатывать деньги, строить семьи, позиционировать себя в обществе. Однако только благодаря им человечество рисует линию своего развития — от точки к точке, от гения к гению, от идеи к идее…

Вильгельм Рихард Вагнер (1813—1883) родился, учился, женился, бунтовал, банкротился, сочинял, выражал неоднозначные политические взгляды, был не понят, был признан… Это если в «нарезке». А вот если постараться увидеть его жизнь в объеме, то окажется, что это был человек, которого вела определенная сила, не предполагающая сомнения или сопротивления. Кем был Вагнер больше — композитором, музыкальным теоретиком, реформатором-бунтарем, философом, использующим музыку как инструмент философии? Мы сегодня не можем сказать со стопроцентной уверенностью. Конечно, было бы интересно задать этот вопрос ему лично, но в отсутствие такой возможности мы можем лишь рассуждать.

В отличие от многих композиторов, Рихард Вагнер начал обучаться музыке довольно поздно — в 15 лет, у кантора церкви Святого Фомы Теодора Вайнлига. В 18 лет Вагнер поступил на музыкальный факультет университета Лейпцига, где проучился два года. Фактически, Вагнер в музыке — это образец мощнейшего самообразования от музыкальных азов до самых сложных симфонических и оперных форм!

В 20 лет Вагнер становится дирижером хора в Вюрцбурге, в этот же год он пишет свою первую оперу «Феи». Если говорить про внутреннюю работу молодого Рихарда, то он интенсивно учится, осмысляет и кипит идеями, если мы посмотрим на его светский путь, то, вероятно, воспримем его как неудачника: опера «Феи» будет поставлена только после его смерти, следующая опера «Запретная любовь» потерпит полное фиаско. Три театра, которые он последовательно возглавит, обанкротятся. Вагнера категорически не принимает парижский музыкальный круг, не давая ему возможности поставить ни одно из произведений. Возможно, если бы речь шла об обычном человеке, то в какой-то момент он просто отказался бы от всего, разочаровавшись в своих силах и успехе. Но Рихард Вагнер, с головой погрузившись в магию скандинавских саг, начинает разрабатывать цикл опер длиною в жизнь — тетралогию «Кольцо нибелунгов». Показательно, что когда он начинает работать над произведениями этого цикла, он практически не надеется, что какой-либо театр рискнет поставить всю тетралогию целиком и сможет донести его идеи до зрителей. Но не творить он не мог.

Вообще, в жизни Вагнера было очень много городов и стран — Вюрцбург, Магдебург, Кёнигсберг, Рига, Осло, Лондон, Париж, Дрезден, Цюрих, Венеция, Люцерн, Вена, Берлин, Мюнхен, Байройт. Но невзирая на тяготы переездов, он всегда творил как одержимый, работая над концептуальными идеями и музыкальными формами.

Через музыкальную форму оперы Вагнер фактически выражает свое философское мировоззрение, свой манифест жизни и видение искусства. Тотальность драматического переживания, тотальность слияния музыки и симфонического оркестра, тотальность и доминирование идеи, духа — это, пожалуй, главное, чем Вагнер потрясает потерянную и слабую Европу. Вагнер проживает свою жизнь как цельное действо, как единое длящееся усилие, вынашивая многие идеи на протяжении целых десятилетий (например, идея мистерии «Парсифаль» появилась в середине 1840 годов, а первые наброски начали складываться в 1865). При этом Вагнер не откладывал идеи, а набирал мощи, чтобы задуманное сложилось именно так, как он видел. Вагнер поднимает представление практически на высоту древнего античного театра, не давая ему опускаться до уровня зрителей, а, наоборот, заставляя аудиторию прилагать усилие и расти до высот своего видения.

Какое наследие оставил Вагнер после себя? Такое же масштабное, как и он сам — Дом фестивалей в Байройте, который открылся в 1876 году, уникальный замок Нойшванштайн (Новый Лебединый замок), построенный королем Людвигом II в честь композитора, выдающуюся тетралогию «Кольцо нибелунга», революцию в оперном искусстве, огромное влияние на дух германской нации. Музыковеды описывают множество оставленных этим композитором музыкальных идей и открытий, но главное видится все-таки в другом — вся жизнь и творчество Вагнера обслуживают прежде всего его внутреннюю философию, выражая интенсивность его мысли и поиска. Идеалист Вагнер считает, что лишь искусство придает подлинную красоту жизни человека и что с прекрасным всегда связано этически правильное.

Это был ураган в культурной истории человечества, человек-событие, мысли и полное наследие которого мы боимся принимать и осмыслять целиком до сих пор. Но если когда-либо вам будет нужно обратиться к мощи своего духа и собрать всю свою силу, не медлите — ставьте «Полет валькирии», «Летучего голландца», «Тангейзера», «Лоэнгрина» или «Нюрнбергских мейстерзингеров» и вершите!

Был ли Вагнер вообще музыкантом? Во всяком случае он был больше кое-чем другим…
Его место в какой-то другой области, а не в истории музыки: с её великими истыми представителями его не следует смешивать…
Вагнер и Бетховен — это богохульство…

«Казус Вагнер», Фридрих Ницше

Вопрос


Только зарегистрированные пользователи сайта могут задать вопрос. Авторизуйтесь.

Если вы не являетесь зарегистрированным пользователем, вы можете зарегистрироваться здесь.



Отправить эту страницу другу


Share |
Имя:
Емаил:
Имя друга:
Емаил друга:
Сообщение:
Введите символы на картинке:
Введите символы на картинке

152
Вид для печати
top